November 3rd, 2010

aquila

Генетика ашкеназов

В сети появилась информация о новом генетическом исследовании евреев-ашкеназов – по всей видимости, наиболее полном на сегодняшний день (The origin of Eastern European Jews revealed by autosomal, sex chromosomal and mtDNA polymorphisms). Оно подтверждает распространённое мнение о том, что ашкеназы представляют собой метисную азиатско-европейскую популяцию. По однородительским маркёрам они являются переднеазиатами, а по аутосомам и Х-хромосоме ближе всего к итальянцам.

RESULTS: According to the autosomal polymorphisms the investigated Jewish populations do not share a common origin, and EEJ are closer to Italians in particular and to Europeans in general than to the other Jewish populations. The similarity of EEJ to Italians and Europeans is also supported by the X chromosomal haplogroups. In contrast according to the Y-chromosomal haplogroups EEJ are closest to the non-Jewish populations of the Eastern Mediterranean. MtDNA shows a mixed pattern, but overall EEJ are more distant from most populations and hold a marginal rather than a central position.
CONCLUSIONS: The close genetic resemblance to Italians accords with the historical presumption that Ashkenazi Jews started their migrations across Europe in Italy and with historical evidence that conversion to Judaism was common in ancient Rome.

РЕЗУЛЬТАТЫ: Согласно аутосомным полиморфизмам рассмотренные еврейские популяции не имеют общего происхождения, и восточноевропейские евреи ближе к итальянцам в частности и к европейцам в целом, чем к другим еврейским популяциям. Сходство восточноевропейских евреев с итальянцами и европейцами также подтверждается гаплогруппами Х-хромосомы. Напротив, согласно гаплогруппам Y-хромосомы восточноевропейские евреи ближе всего к нееврейским популяциям Восточного Средиземноморья. Материнская ДНК представляет смешанную картину, но в целом восточноевропейские евреи далеки от большинства популяций и занимают скорее маргинальное, чем центральное положение.
ВЫВОДЫ: Близкое генетическое сходство с итальянцами согласуется с предположением историков о том, что евреи-ашкеназы начали свои миграции по Европе в Италии, а также с историческими свидетельствами о том, что обращение в иудаизм было частым явлением в древнем Риме.

Collapse )
aquila

Раса и религия

Очевидна глубокая взаимная связь между расой и религией. Так, секрет успеха ислама среди цветных народностей заключается именно в его приспособленности к примитивному уровню их сознания. В нашем мире подлинно глубокое мышление является исключительной прерогативой арийцев. В этом убеждает история богословия и философии, настоящие достижения в которых приходятся на счёт только лишь арийских народностей – иранцев, индоариев, эллинов, немцев и пр. Неарийские племена вынуждены довольствоваться объедками их интеллектуальных пиршеств. «Китайская философия» есть лишь поверхностное усвоение индоарийской мысли, достигавшей Китая по каналам индуизма и буддизма, «исламская философия» – не более чем компиляция греческих и иранских идей, и т.д. Попадая в органически чуждую ей неарийскую среду, арийская мысль подвергается неизбежной примитивизации. Это прекрасно видно и по истории ислама, возникшего на периферии греческо-иранского интеллектуального мира. Для цветного язычника исламский монотеизм оказывается высшей духовной истиной. Проникшись проповедью ислама, он начинает бешено вращать выпученными глазами и орать: «АдЫн, АдыН бог!!!»

С точки же зрения арийского богословия, кораническое «единобожие» является в лучшем случае глупостью, а в худшем – разновидностью язычества. Для арийца очевидно, что счёту подлежат лишь предметы телесного мира, в то время как пребывающий вне его Бог неисчислим. Он и не множествен, и не единичен. Единственность знаменуется Единицей, множественность – Двоицей. Неисчислимость, преодолевающая тварную ограниченность единственности и множественности, знаменуется Троицей. Это та высота, на которую в области чисел способен подняться стремящийся к богопознанию человеческий рассудок, как об этом говорили множество арийских богословов, например, Дамаский Диадох:

...И тогда, убоявшись этой растерзанности наших мыслей, поистине чудовищной и титанической (причем растерзанности не в сфере делимого ума, а той, что нечестивым и бесконечно дерзостным образом проявляется по отношению к целиком и всецело неделимому), мы довольствуемся восприятием Троицы; рискуя быть совлеченными к крайнему разделению и ограничивая себя в таком падении, мы дерзаем предицировать умопостигаемому тройное разделение, потому что хотим ограничить наши понятия, не способные к большей собранности, однако не могущие также и отказаться от умозрительных построений в умопостигаемой сфере, в нашем страстном влечении к исходным причинам природы в целом.
О первых началах. III, 91-92
Троическое богословие – выражение возвышенного духа арийской расы, противостоящее первобытному «единобожию» семито-хамитов.