September 8th, 2010

aquila

8 сентября

Сегодня, в 630-ю годовщину Куликовской битвы, необходимо в очередной раз напомнить о подлинном смысле этого события, особенно ввиду настойчивых попыток исказить этот смысл, которые мы наблюдаем в последнее время. Победа на Дону была одним из важнейших эпизодов многовековой расовой войны ариохристианской Руси против тюркско-монгольско-исламского мира, и именно так её понимали русские современники и участники.

Пойдем, брате, тамо в полунощную страну – жребия Афетова, сына Ноева, от него же родися русь православная. И оттоля на восточную страну – жребий Симова, сына Ноева, от него же родися хиновя – поганые татаровя, бусормановя. Те бо на реке на Каяле одолеша родъ Афетов. И оттоля Руская земля седитъ невесела; а от Калатьския рати до Мамаева побоища тугою и печалию покрышася, плачющися, чады своя поминаючи – князи и бояря и удалые люди, иже оставиша вся домы своя и богатество, жены и дети и скот, честь и славу мира сего получивши, главы своя положиша за землю за Рускую и за веру християньскую. Снидемся, братия и друзи и сынове рускии, составим слово к слову, возвеселим Рускую землю и возверзем печаль на Восточную страну – в Симов жребий!
«Задонщина»

И яко бысть въ 6 часъ дни, начаша появливатися оканнии Татарове въ поле чисте и исполчишася противу хрестьянъ; бе же обоихъ многое множество; и соидошася обе силы великия, покрыша поле яко на 13 връстъ. И бысть сеча велика и брань крепка, и трусъ великъ зело, яко не бывала отъ начала бо княземъ Русскимъ; и бишася отъ шестаго часа до девятаго, и прольяся кровь, яко дождевная туча, и паде множество трупу обоихъ. При часи же девятомъ призри Господь милостивымъ окомъ на родъ хрестьяньскии: мнози видеша аггела и святыхъ мученикъ, помогающе хрестьяномъ; такоже и погании видеша полки, по воздуху парящихъ, избивающихъ немилостивне. И тако въскоре побегоша погании, а хрестьяне погониша въследъ ихъ, бьюще, и гониша, биюще, Мечи реки, а княжи полци до Содомлянъ и до становъ ихъ, и взяша все богатьство ихъ и стада, избиша ихъ многое множество, а инии истопоша.
Ермолинская летопись





Нужно отметить, что подробности участия великого князя Дмитрия в сражении, приведённые в «Сказании о Мамаевом побоище» (обмен доспехами, нахождение в бессознательном состоянии и т.п.), являются вымыслом сочинителя XVI в. На самом деле, по свидетельству ранних летописей, Дмитрий, как и за два года до этого на Воже, от начала до конца сражения находился в самой гуще боя.

Самому же великому князю доспехъ весь обитъ бе, на телеси же его не бе никакия раны, а бися въ лице съ Татары на прьвомъ суиме. О семъ бо князи воеводы глаголаху ему: “господине, не стався напередъ, но назади или на крыле, или въ опришнемъ где месте”. Онъ же рече: “да како азъ възглаголю: братие, потягнемъ съ единого, а самъ лице свое почну крыти или хоронитися назадъ? но якоже хощу словомъ, тако и деломъ предъ всеми главу свою сложити за хрестьяне, да прочии, видевше то, да приимуть дръзость”. Да якоже рече, тако и сътвори: би бо ся, напередъ ста всехъ, и бе одесную его и ошюю его множество битыхъ, а самого кругъ оступиша обаполъ, яко вода многа, и многа ударения приятъ по главе и по всему телу, но Богъ соблюде и отъ всехъ.
Ермолинская летопись