September 6th, 2010

aquila

Советского интернационализма пост

Мне уже давно приходилось читать знаменитый рассказ Виктора Астафьева «Ловля пескарей в Грузии». Написанный в 1984 г. и опубликованный в журнале «Наш современник» в 1986 г., он стал причиной большого скандала по причине того, что его автора обвинили в оскорблении грузинского народа. (На самом деле не только грузинского, потому что представители казахской и др. интеллигенций также обиделись на эпизод с монголами, которые «посваливались раскосыми мордами в вонючее конское дерьмо», но сейчас разговор не о них.) Оказывается, в 1986 г. был опубликован лишь сокращенный вариант рассказа, из которого изъяли наиболее скандальные отрывки. А полный вариант появился на свет лишь в пятнадцатитомном собрании сочинений Астафьева, опубликованном в 1998 г. И вот я случайно набрёл на него в сети. Какая это жесть, видно хотя бы уже по следующим двум отрывкам:


Нина, русская женщина, с полутора лет живущая в Тбилиси, рассказывала:
— Мне было шестнадцать лет. Телом удалась. Мордатая, курносая, конопатая. Иду по вокзалу с поезда, цап меня за руку темный какой-то и дикий грузин, может, с гор, может, из тюрьмы... Я по-грузински говорю, зову на помощь – никто ухом не ведет. Лишь один, молодой, пузатый, остановился и указал себе под ноги: «Растерзай ее здесь. Заеби. В грязи! Будем смотреть!» И тогда я, хорошо знающая эти подлые души, закричала пузану, что он не мужчина, нет у него ничего в штанах, поэтому и взывает к насильнику... Должно быть, я нечаянно в цель попала. Грузин пузатый завизжал по-русски: «Сука!» – и бросился на меня с кулаками, весь поток пассажиров вдруг загомонил: «Она оскорбила мужчину! Русская оскорбила грузина!», смешались, заорали, замахали руками. Пользуясь замешательством, я дала насильнику кулаком между глаз со всей силой, на какую была способна. Он свалился, а я умчалась.

Два грузина-работяги, зазванные в гости к приятелю, собирали по горам дикорастущий лавровый лист и чем больше наливались вином, тем сильнее краснели и откровенничали. Не глядя на нас, как бы только своему приятелю уже немолодой грузин проникновенно толковал: «Я, когда тарю ящики с листом для отправки в Россию, пюлюю в него», второй осклабился и сказал: «А я су». «Випьем дружба народов!» – возгласили они, поднимая бокалы, но приятель мой, натерпевшийся всего тут, вдруг затрясся, заорал: «Пошли вон, обезьяны!» Гости, не торопясь, надели свои кепки-аэродромы, пошли было, но вернулись к столу, плеснули презрительно на скатерть вино, и тот, что помоложе, заявил: «Скоро ми всех вас будем убиват, ваших жен, сэстэр, дочерей будем ебат».

Это каким же ярким пламенем должна была на седьмом десятилетии советской власти разгореться дружба между братскими народами, чтобы писатель-интернационалист, ветеран Великой Отечественной войны, в открытую заорал благим матом: «Достали чёрные!» :)

И ведь Совдепии уже давно формально нет, а дружба всё разгорается и разгорается, только на месте любимчиков властей вместо грызунов их более северные собратья. Однако же заметим, что когда грызунов предоставили самим себе (хотя, к сожалению, и далеко не полностью), убиват, ебат (а также кюшат) им пришлось друг друга. И это как бы подсказывает нам единственно верное решение кавказского вопроса в России.