May 18th, 2010

aquila

Общество потребления

Мало кто осознаёт, что «потребление» по древне/церковнославянски значит «гибель». Т.е. для человека, не утратившего связей с православной традицией, «общество потребления» звучит как «общество гибели».




aquila

Ещё раз о служилых татарах на Руси

Одной из интересных страниц русской средневековой истории является присутствие в Русском государстве отрядов служилых татар, которое отмечается в источниках с середины XV в. (правление Василия II). К сожалению, исследователи почти не уделяли внимания вопросу их юридического положения на русских землях, что стало причиной для появления различных нелепых домыслов. Так, иногда приходится слышать утверждения о том, что целые русские города передавались в управление татарам, которые могли там творить всё, что им заблагорассудится. Ранее я уже приводил исторические свидетельства о том, что подобные утверждения являются не более чем домыслами (см.: 1, 2). «Передача» русских городов предводителям татарских отрядов означала только получение ими с этих городов средств на содержание себя и своих воинов в обмен на военную службу на русской стороне. При этом строго оговаривалась защита русского населения от любых посягательств со стороны служилых татар и суровые наказания за попытки подобных посягательств.

Ещё одним способом исключить какую-либо возможность произвола татарских отрядов было присутствие при их начальниках русских приставов. Практика эта была введена в 1530 г., после опустошительного нашествия на Русь крымского хана Мухаммед-Гирея, когда служилые татары не выполнили возлагавшихся на них обязанностей по охране южного русского пограничья. С этого года при каждом предводителе служилого татарского отряда неотлучно находились по два русских пристава, которые обладали по отношению к нему всей полнотой власти. Первоначально подобная практика применялась к царевичам-Чингизидам, позднее она была распространена и на князей из рода биев Ногайской орды. По сути дела служилые татарские царевичи и князья являлись свадебными генералами, находившимися под полным контролем русских приставов. Интересную иллюстрацию этого представляет эпизод из жизни ногайского князя Эля, сына бия Юсуфа (1549-1554), который поступил на русскую службу в 1564 г. вместе со своим братом Ибрагимом.

За ратные успехи и по аналогии с татарскими служилыми царевичами Юсуфовым детям был дан в удел город Романов… О том, в каких условиях и с каким настроением жили мирзы в Романове, можно узнать из дневника доверенного гонца шведской королевы Станислава Немоевского, везшего её драгоценности в Москву для продажи Лжедмитрию I. В декабре 1606 г. Немоевский проезжал через Романов и застал там Эля (Zille). «Когда однажды мы послали к нему продать некоторые вещи для съестных припасов, он, мужчина уже лет шестидесяти, с грустью сказал нашим: “Вы ещё можете вскоре отсюда выехать по окончании настоящей войны, на которой у меня, у несчастного, убили сына. Но я, прибывши сюда добровольно лет сорок назад, Бог весть, увижу ли ещё свою отчизну”. Он желал было и далее говорить, но пристав, что был с нами, приказал ему молчать» (Записки Станислава Немоевского [1606-1608] // Титов А.А. Рукописи славянские и русские, принадлежащие И.А. Вахрамееву. Вып. 6. М., 1907. С. 156, 157).
В.В. Трепавлов. Российские княжеские роды ногайского происхождения (генеалогические истоки и ранняя история) // Тюркологический сборник. 2002. Россия и тюркский мир. М., 2003. С. 346-347

Ещё одной темой, которая часто возникает при разговоре о служилых татарах в Русском государстве, является Касимовское ханство, возникшее на землях Мещёры, переданных в 1452 г. Василием II в управление бывшему казанскому царевичу Касиму. Звучат утверждения о том, что в Мещёре жило русское население, которое таким образом попало под власть татар. На самом деле имеющиеся данные опровергают подобную точку зрения.

Мещёра вошла в состав Русского государства в 1392 г., когда она была куплена Василием I у Тохтамыша. До этого она входила в состав Золотой Орды, в рамках которых имела определённую автономию и управлялась местными мещёрскими князьями. Подобное автономное положение она сохраняла и в составе Руси, о чём свидетельствует докончание великого князя Юрия Дмитриевича Московского с великим князем Иваном Федоровичем Рязанским, заключённое 31 марта – 5 июля 1434 г.: «А порубеж(ь)е Мещерскои земли, как было при великом кн(я)зи Иоанне Ярославич(е) и при кн(я)зи Александре Укович(е)… А кн(я)зи мещерьские не имут тобе, великому кн(я)зю, правит(и), и мне их не примат(и), ни в вотчине ми в своеи их не держат(и), ни моим бояром, а добыват(и) ми их тобе без хитрости, по тому целован(ь)ю» (Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.-Л., 1950. C. 85).

О том, каким был национальный состав населения Мещёры в XV в., можно узнать из докончания великого князя Ивана Васильевича Московского с великим князем Иваном Васильевичем Рязанским, заключённого 9 июня 1483 г.: «А ясачных людеи от царевичя от Даньяра, или кто будет на том месте иныи царевич, и от их князеи тобе, великому князю Ивану, и твоим бояром, и твоим людем не приимати. А которые люди вышли на Резань от царевичя и от его князеи после живота деда твоего, великого князя Ивана Федоровича, бесерменин, или моръдвин, или мачяринъ, черные люди, которые ясакъ царевичю дают, и тебе, великому князю Ивану, и твоим бояром тех людеи отпустити добровольно на их места, где кто жил» (Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.-Л., 1950. C. 284).

Из вышеприведённого текста следует, что подвластное касимовским ханам население Мещёры состояло из бесермен, мордвы и мещеряков. Русского населения тогда в мещёрских землях или не было, или оно находилось вне юрисдикции правителей Касимова. Подобного же мнения придерживались также Б.Д. Греков и А.Ю. Якубовский, обсуждая возникновение Касимовского ханства в своей книге «Золотая Орда и её падение»:

Образование Касимовского княжества связано с именем Касима, брата Махмутека, сына Улуг-Мухаммеда. В 1446 г. Касим вместе со своим другим братом Якубом (настоящее имя Юсуф) пришли со своими отрядами к Василию Темному, спасаясь от преследований Махмутека. В течение шести лет они были на службе у московского великого князя со своими отрядами. Служба их оказалась верной и полезной Москве. Согласно В.В. Вельяминову-Зернову, авторитетному исследователю этого вопроса, Василий Темный и передал Касиму в 1452 г. Городец, или Мещерский городок, лежащий на Оке в Рязанской области. Впоследствии городок этот был переименован в Касимов, по имени основателя вассального Москве владения. Что заставило Василия Темного пойти на этот весьма решительный и в известной мере опасный шаг? Местность вокруг Мещерского городка была заселена, главным образом, мордвой и мещерой, племенами отсталыми, пребывающими в большинстве своем в язычестве, частично исповедующими ислам. По словам В.В. Вельяминова-Зернова: “Тут был прямой расчет: царька, родственника хана Казанского, всегда, когда угодно, можно было напустить на Казань, не принимая на себя ответственности в его поступках; с его же помощью не трудно было поддерживать междоусобия и беспорядки в стране, подобной ханству Казанскому, где, как и во всех остальных землях Татарских, права на престол не были точно определены и где всякий царевич, лишь бы он имел поддержку и партию, был в силах заявить притязания на верховную власть. Царек, выждав благоприятную минуту, мог даже взобраться на престол Казанский, и тогда русские приобретали в лице его соседа, более податливого и менее опасного, чем другие ханы” (В.В. Вельяминов-Зернов. Исследование о Касимовских царях и царевичах, стр. 27-28).
Б.Д. Греков, А.Ю. Якубовский. Золотая Орда и ее падение. М., 1998. C. 305-306