November 19th, 2009

aquila

Дроздовцы



Под командой ротмистра Бологовского была создана «команда разведчиков особого назначения» для выполнения специальных заданий: отправки разведчиков в большевистские центры, организация засад на дорогах, ведущих с фронта в Яссы. Добровольцы останавливали и забирали автомобили, едущие в тыл, отбирали оружие и снаряжение у мелких частей. В конце декабря на товарной станции в Соколах (в трех километрах от Ясс) разведчиками была захвачена целая автомобильная рота (400 человек сдались почти без всякого сопротивления двенадцати разведчикам-добровольцам). Однако главной задачей разведчиков стал индивидуальный террор. По утверждению Бологовского, до выхода в поход было истреблено свыше 700 человек крупных и мелких большевиков, из которых самым видным был С.Г. Рошаль, известный революционер и участник разложения фронта (офицеры, забрав его из-под румынского ареста, расстреляли на шоссе в декабре 1917 года).

Ведь можем, когда захотим.
aquila

Важная статья

Костюков В.П. Была ли Золотая Орда «Кипчакским ханством»? // Тюркологический сборник 2005: Тюркские народы России и Великой степи. М., 2006. (PDF)

Некоторые выдержки:

О кипчаках [Карпини пишет]: «Этих Команов перебили Татары. Некоторые даже убежали от их лица, а другие обращены ими в рабство». О канглы: «В этой земле, а также в Комании мы нашли многочисленные головы и кости мертвых людей, лежащие на земле подобно навозу… Эти люди были язычники… Их также истребили татары, и живут [они] в их земле, а те, кто остался, обращены ими в рабов». Несколько больше данных о домонгольском населении Дешт-и Кипчака содержит сочинение Рубрука. В самом начале своей поездки пытливый францисканец узнал подробности страшной трагедии, разыгравшейся при захвате монголами Крыма: «…когда пришли Татары, Команы, которые все бежали к берегу моря, вошли в эту землю в таком огромном количестве, что они пожирали друг друга взаимно, живые мертвых…». В оценке наблюдаемой ситуации наши очевидцы делают явный акцент на смене населения, а не на политическом господстве монголов, на масштабной депопуляции, а не на «иге».
Ср. описание причины появления кипчаков в Египте современником ал-Омари, ан-Нувейри: «[Монголы] обрушились на них [кипчаков] и принесли им смерть, рабство и захват. В это время торговцы купили [этих пленников] и привезли их в [различные] страны и города». Да и сам ал-Омари в главе о Чагатайском улусе пишет, что Туркестан – «истинная родина тюрков», «страна героев» – первым стал жертвой натиска татар и подвергся яростному опустошению: «меч собрал там богатый урожай, и лишь немногие избежали его».
Проезжавший через Среднюю Азию в то же время, что и Карпини, Смбат Спарапет тоже пишет, что видел там «несколько удивительных гор, состоящих из груды костей тех, кого умертвили татары», при этом он называет убитых язычниками, а не сарацинами. Резонно предположить, что эти горы были сложены из костей тюркских воинов хорезмшаха, т.е. кипчаков и канглы.
Аналогичную информацию содержат многие европейские источники периода монгольского штурма Европы. Император Фридрих II: «И вот, убивая и грабя… упомянутые татары пришли в обильно населенную местность куманов. И так как они не щадят своей жизни… [то] они наголову разбили [куманов]. А тех, кого не спасло бегство, сразил их кровавый меч». Тюрингский ландграф Генрих Распе: «Даже команы, люди воинственные, не смогли в земле своей выстоять против них, но двадцать тысяч команов бежали к христианам; и готовы они сражаться против каждого народа, кроме вышеупомянутого [т.е. татар]». Сплитский архидиакон Фома: «У них имеется великое множество воинов из разных покоренных ими в войнах народов, прежде всего куманов, которых они насильно заставляют сражаться. Если же они видят, что кто-либо из них немного страшится и не бросается в исступлении навстречу гибели, они немедленно отрубают ему голову».
Все процитированные авторы описывают финал драмы, но, как можно судить по рассказам Рашид ад-Дина о разгроме государства хорезмшахов, ее начало было не менее кровавым. Захватив Бухару, «[монголы] из [тюрков-]канглыйцев оставили в живых только по жребию; умертвили больше тридцати тысяч мужчин, а женщин и детей увели [с собою] рабами». После взятия Самарканда «остаток населения и гарнизона цитадели они выгнали в степь, отделили тюрков от тазиков и всех распределили на десятки и сотни. По монгольскому обычаю тюркам они [приказали] собрать и закрутить волосы. Остаток [тюрков-]канглыйцев [в числе] больше тридцати тысяч человек и предводителей их… они умертвили». Первым же в списке обреченных на уничтожение оказался Отрар, гарнизон которого, по-видимому, полностью состоял из кипчаков. Такая же участь постигла тюркские гарнизоны и других городов на южной окраине Дешт-и Кипчака, в частности Бенакента, Сыгнака и Ашнаса. Во время среднеазиатской кампании население не менее трех десятков городов было подвергнуто «всеобщей резне». В первую очередь, как видно из вышеприведенных цитат, победители уничтожали наемных воинов, т.е. тюрков.
25-летние усилия монголов, направленные на покорение кипчаков, было бы более справедливо охарактеризовать как демографическую катастрофу, а не легкую встряску, всего лишь «приостановившую» политический и культурный рост кипчаков.