June 19th, 2009

aquila

Черная легенда. Часть 9

Иван Васильевич (1462-1505)



Как было показано в предыдущей главе, к концу своего правления Василий II находился во враждебных отношениях со всеми татарскими ордами. Поэтому после его смерти в 1462 г. двадцатидвухлетний Иван III вступил на отцовский престол как полностью суверенный государь, без какой-либо санкции со стороны татар: «Того же лета, месяца марта 27, преставися благоверныи и христолюбивыи великии князь Василеи Васил[ь]евичь, а княжение великое дасть столъ свои сыну своему, князю великому Иоанну Васильевичю… Того же лета князь велики Иоаннъ Васильевичь седе на столе отца своего на великомъ княжении в Володимери и на великом княжении в Новегороде Великомъ и Нижнемъ, и на всеи Русскои земли» (Ермолинская летопись. ПСРЛ. Т. 23, стр. 157).
Collapse )
aquila

Черная легенда. Часть 9 (продолжение)

В марте 1474 г. в Крым с ответным визитом отправился Никита Беклемишев. Привезенный им проект договора включал военный союз как против Ахмата, так и против Казимира, причем против Ахмата Иван III обязывался действовать силами своих служилых татар: «А на моего недруга на Ахмата царя быти ти со мною заодинъ: коли пойдетъ на меня царь Ахматъ, и мне къ тобе весть послати, и тобе моему брату великому князю Ивану отпустити царевичевъ своихъ на Орду. А пойдетъ на тобя Ахматъ царь, и мне Менли-Гирею царю на него пойти, или брата своего отпустити съ своими людми, а быти ми на него съ тобою заодинъ. Также ми и на короля, на твоего недруга, быти съ тобою заодинъ: коли ты на короля пойдешь, и мне на него пойти на его землю; или король пойдетъ на тобя на великого князя, или пошлетъ, и мне также на короля и на его землю пойти» (РИО. Т. 41, стр. 5). Но Менгли-Гирей соглашался только на союз против Ахмата и не желал рушить традиционные дружеские отношения между Крымом и Литвой. По этой причине неудачей окончилось и новое русское посольство, отправившееся в Крым в марте следующего, 1475 г., во главе с Алексеем Старковым: «Выговорилъ ты волной человекъ у своей шерти осподаря нашего князя недруга короля, а нашему государю великому князю не хочешь на его недруга на короля помагати; а то осподарю моему болшей недругъ. А говоришь, волный человекъ, то, что король еще съ твоимъ отцомъ съ Ази-Гиреемъ царемъ въ братстве и въ докончанье былъ, а съ тобою нынеча также въ братстве и въ докончанье, и ты тово не хочешь порушити» (РИО. Т. 41, стр. 10). Однако развернувшиеся вскоре события заставили Менгли-Гирея поменять свою позицию.
Collapse )
aquila

Черная легенда. Часть 9 (продолжение)

Русские летописи сообщают, что во время событий на Угре состоялся набег крымских татар на Подолию: «Тогда бо воева Минли Гиреи царь Крымскыи королеву землю Подольскую, служа великому князю» (Московский летописный свод конца XV века. ПСРЛ. Т. 25, стр. 328). Однако это не могло определить решение Казимира не оказывать поддержки Ахмату. Еще в 1479 г. Менгли-Гирей направил к Казимиру своего посла Азбабу (видимо, то же самое лицо, что и Ази-Баба, ездивший послом в Москву в 1473-1474 гг.) для подтверждения дружеских отношений между Крымом и Литвой. В Вильне посол принес от имени хана присягу: «Какъ жилъ царъ Анъкгирей у брацстве и у приязни зъ великимъ королемъ Польскимъ и великимъ княземъ Литовъскимъ, а цару Менъдликгирею такъ жо жити у брацстве и въ приязни з великимъ королемъ Полскимъ и великимъ княземъ Литовъскимъ и добра великому королю хотети и детямъ его, и землямъ его прияти и остерегати, и отселе боронити и до живота своего. А хто будеть цару неприятель, то и великому королю неприятель; а хто великому королю неприятель, то тотъ и цару неприятель» (Русская историческая библиотека, далее РИБ. Т. 27. СПб., 1910, стб. 329-330).
Collapse )
aquila

Черная легенда. Часть 9 (продолжение)

Провал похода Ахмата на Русь побудил к выступлению против него татарских правителей, недовольных его попытками восстановить прежнее ордынское единодержавие. 6 января 1481 г. сибирский хан Ивак и ногайский мурза Ямгурчей (правнук Едигея) напали на зимовище Ахмата возле Азова и убили его: «Егда же прибежа въ Орду, тогда прииде на него царь Ивакъ Нагаискыи и Орду взя, а самого царя Ахмута уби шуринъ его Ногаискыи мурза Ямгурчии» (Московский летописный свод конца XV века. ПСРЛ. Т. 25, стр. 328). Уже 13 января Менгли-Гирей направил в Литву посла с извещением об этих событиях: «Отъ Менъдликгирея Казимиру, королю брату, поклонъ. То такъ ведайте: генъвара месеца у двадцать перъвый [день] пришодъ царъ Шибаньский Аибакъ, солътанъ его, а Макъму князь, а Обатъ мурза, а Муса, а Евъкгурчи пришодъ, Ахъматову орду подопътали, Ахмата цара умертвили, вси люди его и вълусы побрали, побравши прочъ пошли; а князь Тымир[ъ] съ Ахмата царевыми детьми и съ слугами къ намъ прибегли и пригорнулися пришли. Надъ Охматомъ царомъ такъ ся стало: вмеръ. Намъ братъ онъ былъ, а вамъ приятель былъ» (РИБ. Т. 27, стб. 340).
Collapse )
aquila

Черная легенда. Часть 9 (окончание)

Ших-Ахмет откликнулся на литовский призыв и летом 1501 г. со своим войском двинулся на Русь. Когда он достиг верхнего Дона, туда же подошел Менгли-Гирей. Русский посол в Крыму Иван Мамонов сообщал Ивану III: «Ши-Ахметъ царь Донъ перешодъ на усть Чира, а съ нимъ колга Хозякъ салтанъ, да Енай салтанъ, а князь съ ними Тивекель Темиревъ сынъ; а рати, государь, сказываетъ со царемъ съ Ши-Ахметомъ и съ салтаны и со князми всее конныхъ и пешихъ тысячь съ двадцать. А послы литовской и полской съ Ши-Ахметемъ. Да перешодъ царь Ши-Ахметъ Донъ, да пошолъ вверхъ по Дону, да пришодъ на усть Сосны Тихой подъ Девичьи горы, да тутъ себе Ши-Ахметь учинилъ крепость. А Менли-Гирей царь дошолъ Орды Ши-Ахметя царя въ среду передъ Опожинымъ заговеньемъ, да противъ ихъ крепость же себе учинилъ. И назавтрее, государь, въ четвергъ Менли-Гирей царь послалъ детей своихъ да и людей; и Менли-Гиреевы люди съ Ши-Ахметевыми людми подъ ихъ крепость стравку учинили и побилися съ ними, и Еная салтана, Ши-Ахметева брата, ранили, да и человекъ у нихъ съ тридцать убили» (РИО. Т. 41, стр. 367-368).
Collapse )
aquila

А знаете ли вы, что Никита Михалков...

гомосек? Я это уже давно слышал от одного представителя московской художественной богемы. По его утверждению, Михалков состоял в противоестественной связи с Сергеем Пенкиным и помог ему на первом этапе его карьеры. Потом «Князь Серебряный» бросил «Царя Никиту», и тот в отместку представил его в неприглядном свете в своем фильме «Анна от 6 до 18». Я тогда в это не очень поверил. Но когда смотрел названный фильм, мне действительно показалось, что эпизод с Пенкиным вставлен в него искусственно, с какой-то задней (хм…) мыслью. А вот сегодня читаю в интервью Пенкина в газете «Телесемь»:
«Почему вы поссорились с Михалковым? – Он очень некрасиво поступил. Это было году в 91-м… Михалков тогда снимал фильм “Анна от 6 до 18”. Вместе со съемочной группой он пришел на празднование моего дня рождения в ресторан. Взял цветы и бросил в лицо моим родителям, это было сделано на камеру, чтобы показать: смотрите, голодное время, народ бедствует, а Пенкин гуляет! Таким образом он решил сделать себе пиар. И этот человек говорит о своих дворянских корнях! С тех пор его для меня просто не существует».
Больше похоже на истерику отвергнутого любовника, чем на обиду за голодающий народ. Так что, видимо, правда.