aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

К вопросу об "антинациональной империи": Империя и ногайцы

Эпизод 1. Уничтожение Ногайской орды

После гибели бия Уруса в Ногайской орде начинается очередная смута. Не осталась в стороне от событий и Россия: ей было выгодно ослабление Орды. Как пишет летопись, Борис Годунов, «слышав в Нагайской орде умножение людем, яко живяху меж собою в совете, он же бояшеся тово, что Астрахани от них быти в тесноте и приходу на Московское государство начая войны, и повеле астраханским воеводам их ссорити. И бысть меж ими война велия, друг друга побиваху, и многи улусы запустеша… и от той войны оскудеша, яко отцы детей своих продоваху в Астрахани» (ПСРЛ. Т. 14, стр. 52). После кровавой междоусобицы уцелели лишь жалкие остатки когда-то могучего государственного образования. Территория ногаев теперь ограничивалась в основном междуречьем Волги и Яика. Бием стал Иштерек (1600 г.). Зависимость Орды от русских властей усилилась, даже возведение «на княжение» было проведено в Астрахани по воле царя… Как только Смута в России была закончена, правительство снова стало проводить политику по разжиганию ссор между различными представителями ногайской аристократии, стремясь не допустить восстановления единства Ногайской орды. В разгар кризиса в 1619 г. Иштерек умер. После его смерти вспыхнула очередная междоусобица, поддерживаемая русскими властями в Астрахани. В конце концов новым бием был провозглашен Канай, но успокоения в степях не наступило, продолжались войны. Ситуация еще больше усложнилась с началом широкомасштабного нашествия калмыков, которые и нанесли Орде смертельный удар. Большая часть ногаев тогда перешла на правую сторону Волги. Много вреда ногаям причинили и астраханские власти, правительственные воеводы, стрельцы, дети боярские. Фактически к середине 30-х годов XVII в. Ногайская орда прекратила свое существование, а последний бий Канай оказался в астраханской тюрьме, где и умер в 1638 г.
(Россия и степной мир Евразии. СПб., 2006. Стр. 248-249.)


Эпизод 2. Зачистка Кубани

Присоединение Крыма поставило перед правительством Екатерины ряд новых задач. Решено было окончательно присоединить к России все области, примыкающие к северному побережью Черного моря, в первую очередь степи, населенные кочевыми племенами ногайцев. Для этого и был вызван Суворов, которому поручили Кубанский корпус в составе 12 батальонов и 20 эскадронов при 16 орудиях. Кроме того, под рукою имелись 20 донских полков. Покорение почти не знавших огнестрельного оружия ногайцев было нетрудной задачей, и не надо было выписывать Суворова. Да и прибыв, Суворов считал возможным добиться нужных результатов мирным путем и повел успешные переговоры с ногайцами в этом направлении. Но Потемкин опасался вмешательства Турции и хотел быстро кончить дело. Он настаивал на энергичном ударе, который пресек бы разжигаемые турками и фанатичными мурзами волнения среди ногайцев.
С военной стороны выполнение этой задачи не представляло трудностей: было очевидно, что кочевые, плохо вооруженные племена не смогут противостоять регулярным частям. Трудность заключалась в другом: надо было не спугнуть неторопливо передвигавшихся кочевников и не дать им уйти в леса и в горы.
С этой целью были распущены слухи, что Суворов уехал в Россию и что закубанских ногайцев решено оставить в покое. Между тем 19 сентября 1783 года выступил отряд под начальством Суворова. Отряд двигался скрытно, главным образом ночами. Во время маршей соблюдалась строгая тишина. Не слышно было военных сигналов, команды отдавались вполголоса. Со стороны это могло показаться шествием призраков. Шли без дорог, часто наудачу. Приходилось перебираться через многочисленные балки и овраги. Тем не менее быстрота похода была изумительная.
В ночь на 1 октября показались ногайские становища, расположенные на противоположном берегу Кубани. Предстояло совершить незаметно для кочевников переправу 16 рот пехоты, 16 эскадронов драгун и 16 казачьих полков. Переправа эта, по характеристике Суворова, была «наитруднейшая, широтою более семидесяти пяти сажен, едва не вплавь, противный берег весьма крутой, высокий - только тверд, что шанцовым инструментом в быстроте движения мало способствовать можно было».
В полной темноте войска без шума перебрались на другой берег. Пехота разделась донага, люди переходили Кубань, держа над головами ружья и патронташи; одежду пехотинцев перевезла конница.
Пройдя двенадцать верст от реки, близ урочища Керменчик, настигли первые таборы ногайцев. После непродолжительной ожесточенной стычки началось избиение почти безоружных кочевников. В течение дня было убито много ногайцев и 1000 их взята в плен. Остальные рассеялись по лесам. Русские потеряли 50 человек.
После этого побоища прочие ногайские племена стали присылать делегатов с изъявлением покорности. Многочисленные племена черкесов также умерили свои набеги.
http://vivatfomenko.narod.ru/lib/osipow_suworow_1.html

Для радикального решения насущной государственной проблемы и был призван на Дон Суворов. Только ему Екатерина поручает решительно и навсегда пресечь разбой на степных просторах между Доном и предгорным Кавказом.
Надо сказать, что частично ранее Суворов уже умиротворял кочевников, когда строил укрепления по Кубанской оборонительной линии. Тогда, несколько лет назад, казалось, что иметь цепочку крепостей на границах империи достаточно для устрашения кочевников. Но вот с очевидностью открылось, что запаса надежности хватает лишь для номинального признания за Россией прав на Предкавказье. В действительности же в степях, обтекая точечные укрепления, продолжался разгул ногайских орд, возглавляемых протурецки настроенными мурзами и ханами.
С прибытием Суворова в Дмитриевскую крепость начинаются все необходимые приготовления к походу в задонские степи. Сперва лазутчики, а затем небольшие конные отряды засылаются во все стороны южных степей. Но очень скоро приходит обескураживающее известие: степь пуста, орды нет, а в небольших кочевых становищах живут лишь беспомощные старики да малые дети. Прибытие на Дон Суворова стало знаковым для ногайских ханов, и они предпочли уйти в глубины гор или в закаспийские степи и там затаиться. Дело оборачивалось наихудшей стороной: воевать было не с кем.
И тогда Суворов реализовал одну из своих самых искусных военных «хитростей».
Далеко на север были отведены войска. Жизнь в крепости вернулась в обычный рутинный распорядок. Суворов вызвал к себе жену, дочь и «прописался» жить здесь домовитой семейной идиллией, приводя в порядок свой главный письменный труд – «Науку побеждать». Потекли самые умиротворенные дни в жизни Суворова, он упивался покоем, семьей и настоящим творчеством.
Лишь через полгода пришли первые сведения о том, что степь «зашевелилась» и появились кочевники. Суворов на это не реагирует. К концу сентября он покидает крепость. Его карета в сопровождении охраны катит на север. Но в нее, с публичными прощаниями, был усажен не Суворов, а двойник, искусно загримированный под его подобие.
А в это время в восьми верстах севернее крепости, в округе начатого строительства армянского монастыря «Сурб-Хач», штабная команда самых верных Суворову офицеров завершала приготовления к походу. Войска небольшой численности с небывалой до того маневренностью были уже подтянуты и размещены в густых окрестных лесах поймы Темерника. Прибытие Суворова в одну из безлунных ночей дает знак к выступлению. С крутых берегов в воду спускаются плоты и лодки. Идет бесшумная погрузка и затем движение к Дону и к его левому берегу. В несколько последующих дней, с безупречно организованной скрытностью, по балкам и зарослям отряд перемещается к берегам Кубани и внезапно ночью появляется около урочища Керменчик.
Донесения разведки оказались верны, именно здесь остановились табором сразу несколько племен ногайцев. Отряд Суворова окружил стойбище. С рассветом 1 октября 1783 года началось небывалое по пролитию крови избиение тысяч почти безоружных кочевников.
Ужасающие результаты этого побоища до конца дней были самым тягостным воспоминанием полководца. Победу при Керменчике среди своих прочих побед он всегда вспоминал с болью и неохотно. Но, в сущности, это было единственно верное решение поставленной задачи. Только внезапность в сочетании с жестокостью давали реальную возможность пресечь первобытное коварство степной вольницы с ее протурецкой ориентацией. Только после побоища при Керменчике ногайские ханы, что не были убиты, опережая друг друга, поспешили пасть к стопам российской императрицы, и разгул степной вольницы разом прекратился.
http://www.7c.ru/archive/1957.html


Кому-то такие меры могут показаться чересчур жестокими, но нужно помнить, против кого они были направлены. Правящий слой Ногайской орды происходил из монгольского племени мангытов. Среди истребленных в 1783 году ногайцев были прямые потомки воинов, пришедших в Половецкую степь с Батыем. За плечами у них были столетия набегов на Русь, сотни тысяч убитых и угнанных в рабство русских людей, сожженные русские города. По сути дела, резня при Керменчике была точкой в долгой истории противостояния Руси и Орды. И эта жирная красная точка была поставлена Суворовым. Лес победил Степь. Русский Меч проложил дорогу Русскому Плугу.
Tags: Тысячелетнее Царство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments