aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

Советского кинематографа семидесятых пост

Если хронологическую черту между кинематографом шестидесятых и семидесятых для меня лично провести затруднительно, то конец «длинных семидесятых» в советском кино видится отчётливо – последним его словом стал фильм «Храни меня, мой талисман», снятый в 1986 г. (а уже в 1987 г. появилась «Асса», открывшая собой перестроечную эпоху). Этот гимн интеллигентскому эскейпизму (в данном случае в Пушкина) подвёл черту под эпохой главного героя советского кино семидесятых – лишнего человека, блестяще воплощённого (уже во второй раз – после «Полётов во сне и наяву») Олегом Янковским.
Если киногерой шестидесятых – деятельный оптимист, то киногерой семидесятых – его полная противоположность. У него уже нет ни приемлемого для него места в жизни, ни каких-либо надежд на будущее. Однако у него появилось что-то новое. Исчерпавшее свои жизненные силы общество создало возможность для подлинно глубокого размышления на экзистенциальные темы, места которому в предыдущие советские десятилетия не могло быть.
По какой-то загадочной причине особенно богатым на раскрытие темы оказался 1979 год. Достаточно было бы сказать, что именно в этом году Никита Михалков блестяще экранизировал «Обломова». К сожалению, у нас (и не только у нас) принято поверхностно и превратно истолковывать этот роман Гончарова, как бичевание русской лени в противоположность европейскому активизму. На самом же деле Гончаров создал экзистенциальную притчу на вечную философскую тему противостояния жизни деятельной и жизни созерцательной – противостояния, принципиально не способного быть разрешённым в посюстороннем мире. Уже Боэций достоверно свидетельствует, что восхождению по лестнице, ведущей от praxis к theoria, препятствуют какие-то неистовые существа. Трагедия конечной правоты созерцательного пути, не могущего в то же время быть вполне оправданным в этой жизни, воплощена в романе Гончарова и в его конгениальной михалковской экранизации.
И в том же самом 1979 году появились ещё три замечательных фильма, хотя и с несколько разных сторон, но всё-таки раскрывавшие ту же самую тему. Если «Осенний марафон» говорил о ней в облегчённых тонах трагикомедии, то «Отпуск в сентябре» выразил её настолько остро, что был обвинён в упадничестве и положен на полку до 1987 г. Что касается третьего фильма, то «Фантазии Фарятьева» воплотили образ «лишнего человека семидесятых» с невиданным дотоле лиризмом. Здесь мы видим присутствующий и во всех других перечисленных фильмах неразрешимый любовный треугольник («Кто-то пропустил свою очередь, и всё пошло наперекосяк»), в центре которого находится герой-неудачник, исповедующий взгляды, очень напоминающие платоновскую философию. Невозможно не восхищаться игрой исполняющих главные роли Андрея Миронова, Марины Нееловой и Екатерины Дуровой (к сожалению, эта замечательная актриса, на которой природа отнюдь не отдохнула после её отца, больше не сыграла ни одной достойной себя роли в кино). Как и следует ожидать, всё заканчивается катастрофой для самого героя и окружающих его людей. Заключительные кадры, где обречённые навсегда остаться одни Фарятьев и Люба смотрят друг на друга сквозь мутное стекло, достойны символизировать собой экзистенциальный трагизм, нашедший своё выражение в лучших произведениях советского кинематографа семидесятых.


Tags: Искусство, Любимое кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments