aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

Новости литературы

Случалось ли вам когда-нибудь узнавать, что ваш бывший университетский препод, оказывается, является надеждой русской литературы? Что он уже стал кумиром читающего Петербурга и лидером продаж в столице и вот-вот низвергнет с пьедестала самого Акунина? Мне вот недавно случилось. Чему я был немало удивлён, поскольку посещавшиеся мною семинары Андрея были унылы чуть менее чем полностью и из личного общения я вынес впечатление о нём как о человеке, не обременённом творческими способностями и обязанном своим положением только своему происхождению. Неужели я действительно так плохо разбираюсь в людях, что проглядел подлинный талант? Может быть, мне надо бежать в книжный магазин и разделить с читающим Петербургом радость знакомства с новой звездой русской литературы? Но прежде чем бежать я решил поискать в сети отрывки из столь восхваляемого романа. И то, что удалось найти, укрепило меня в мысли, что в людях я всё-таки разбираюсь не так уж плохо:

Мои грустные размышления неожиданно прервал телефонный звонок.
– Здравствуй, Андрей-гонорей! – раздался в трубке голос Мити Калугина. Митя учился на два курса старше и теперь работал переводчиком.
– Привет, – уныло сказал я.
– Чего это ты не весел, чего хуй повесил? – бодро продолжал Калугин. – Надо встретиться и побухать!
– Не могу.
– Почему не можешь? – удивился Калугин. – Триппер, что ли, лечишь? Подцепил где-то гонорняк с гармышем?
Выражение «гонорняк с гармышем» я услышал в своей жизни впервые, но, тем не менее, о его значении сразу же догадался.
– Нет, – говорю. – Откуда? У меня и девушки сейчас нет.
– Пидором что ли стал?!! – удивленно спросил Калугин.
– Нет, ну что ты...
– Ну, стал и стал, – продолжал Калугин примирительно. – Чего тут стесняться? Кто сказал, что это плохо? Я против них ничего не имею. Мне только не нравится в них одно то, что они пошли на компромисс с природой.
– Митя! – возмутился я. – Я вовсе не стал... гомосексуалистом. Просто мне не хватает настоящей и большой любви.
– От настоящей и большой любви, – с назидательным ехидством сказал Калугин, – бывают либо дети, либо сифак. Это, практически, одно и то же. Потому что в обоих случаях попадаешь на бабки. В твоем возрасте пора бы уже кое-чему научиться, а то всю жизнь будешь всякой херней страдать как какой-нибудь скунс.


И т.д.

Многие могут навспоминать забавных баек из своих студенческих и аспирантских годов. Кому-то может захотеться записать их, чтобы поделиться ими с широкой публикой. Но называть подобное собрание баек «романом», да ещё пиарить его как новое слово в русской литературе, это уже как-то слишком. И что это за перескоки с чисто автобиографического героя на какого-то вымышленного? «Еврея, которому в 1986 г. не было никакой возможности поступить на филфак, но он всё-таки сумел это сделать со второго раза»? В 1986 г. еврея не допустили бы на филфак ни со второго, ни с двадцать второго раза, о чём автору должно быть хорошо известно. Документы на этот счёт тщательно проверялись, а в приёмных комиссиях сидели хорошо физиогномически подкованные люди. Поэтому отпрыски Сиона, желавшие получить филологическое образование, валили всем кагалом в Герцовник. Однако же Андрей вопреки исторической правде предпочитает создавать псевдоавтобиографический образ героического еврея, преодолевающего препоны зловредных антисемитов. (В то время как для него самого как внука академика Жирмунского поступление на филфак могло оказаться проблемой, разве что только если бы он был откровенным олигофреном.) У меня возникает крамольная мысль – а не бросает ли это обстоятельство свет на то, каким образом и чьими усилиями на самом деле достигается успех в современной литературе РФ? Так что в книжный магазин я, пожалуй, не побегу. Тем более что некоторые уже сбегали и даже поделились впечатлениями:

Сначала кажется, что это книга о детстве (мы много знаем таких книг). Вкрапления в начале книги в детскую тему более поздних воспоминаний немного озадачивают, но не пугают. Но детство заканчивается на 56-й странице (всего в книге их 303). Лишь дойдя до второй части (с. 140), автор объясняет свою позицию: «Литературные лентяи, такие как вот я, избегают сочинять романы и повести. Крупные и полукрупные формы отпугивают своим женским плодоовощным изобилием, потому что они требуют долгой изнурительной пахоты». После этого внимательно вчитаемся в обложку: «Андрей Аствацатуров. Люди в голом. Роман». Согласитесь, по нынешним временам такое авторско-издательское вероломство – копейки в сравнении с мировыми проблемами.
Да и вообще эта мелкая проблема теряется за авторским потоком сознания. Негоже, говорит издатель автору, заканчивать книгу на 56-й странице, и автор в свое полное удовольствие гонит строкаж. Теперь мы узнаем всех сколько-нибудь значимых персонажей авторской жизни – от «знаменитого» Федора Двинятина (я с трудом вспомнил, кто это такой) до локально знаменитого в авторской же интеллектуальной тусовке Александра Погребняка. Выясняется, что у автора было две жены, но частично описывается только первая, потому что только с ней связаны смешные истории.
И вот это словосочетание, «смешная история», кажется для книги ключевым. Вроде автобиография, но вытаскивается только «смешное». И жанрово, наверно, это оправдано. Аналогичным образом в свое время поступил Леонид Парфенов, снимавший о Геннадии Хазанове смешной интеллектуальный фильм и запретивший Хазанову все несмешное.
А сюжета в книге нет. Вы скажете, сюжет не нужен, нам и так смешно и интересно. Тут тебе и размышления о крымском общепите 70-х годов, и пародия на «Путь Бро» Владимира Сорокина, и чего еще тут только не найдешь. Все интересно, только зачем было издавать это в виде книги? Даже сам автор к концу самоиронично пристыжен: «Рассказ мой затянулся. Завяз, забуксовал в ненужных подробностях. Я пытался слепить что-нибудь эпическое и – вот полюбуйтесь – снова стал ковыряться как жук в дерьме. У меня всегда так. Сяду писать одно, а напишу непременно уж другое». И вот эта авторецензия, на наш вкус, – лучшая рецензия «Людей в голом».
Tags: Личное
Subscribe

  • Режиссёр Данелия

    11 апреля 1964 года на экраны вышел первый самостоятельный фильм замечательного русского режиссёра грузинского происхождения Георгия Данелии «Я шагаю…

  • В Петербурге природа настолько очистилась,

    что в город стали заплывать тюлени Из Крюкова канала спасли тюленёнка Вчера в Петербурге целый день проходила операция по спасению обессиленного…

  • Город братской любви

    Он же Филадельфия Зато у них гей-парады есть!

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments