aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Страшные стихи на Святки 2

Кони бьются, храпят в испуге,
Синей лентой обвиты дуги,
Волки, снег, бубенцы, пальба!
Что до страшной, как ночь, расплаты?
Разве дрогнут твои Карпаты?
В старом роге застынет мёд?

Полость треплется, диво-птица;
Визг полозьев — «гайда, Марица!»
Стоп… бежит с фонарём гайдук…
Вот какое твое домовье:
Свет мадонны у изголовья
И подкова хранит порог,

Галереи, сугроб на крыше,
За шпалерой скребутся мыши,
Чепраки, кружева, ковры!
Тяжело от парадных спален!
А в камин целый лес навален,
Словно ладан, шипит смола…

Отчего ж твои губы жёлты?
Сам не знаешь, на что пошёл ты?
Тут о шутках, дружок, забудь!
Не богемских лесов вампиром —
Смертным братом пред целым миром
Ты назвался, так будь же брат!

А законы у нас в остроге,
Ах, привольны они и строги:
Кровь за кровь, за любовь любовь.
Мы берём и даём по чести,
Нам не надо кровавой мести:
От зарока развяжет Бог,

Сам себя осуждает Каин…
Побледнел молодой хозяин,
Резанул по ладони вкось…
Тихо капает кровь в стаканы:
Знак обмена и знак охраны…
На конюшню ведут коней…





Ушёл моряк, румян и рус,
За дальние моря.
Идут года, седеет ус,
Не ждёт его семья.
Уж бабушка за упокой
Молилась каждый год,
А у невесты молодой
На сердце тяжкий лёд.
Давно убрали со стола,
Собака гложет кость,
Завыла, морду подняла...
А на пороге гость.
Стоит моряк, лет сорока.
- Кто тут хозяин? Эй!
Привёз я весть издалека
Для мисстрис Анны Рэй.
- Какие вести скажешь нам?
Жених погиб давно!
Он засучил рукав, а там
Родимое пятно.
- Я Эрвин Грин. Прошу встречать!
Без чувств невеста — хлоп...
Отец заплакал, плачет мать,
Целует сына в лоб.
Везде звонят колокола
«Динг-донг» среди равнин,
Венчаться Анна Рэй пошла,
А с нею Эрвин Грин.
С волынками проводят их,
Оставили вдвоём.
Она: — Хочу тебя, жених,
Спросить я вот о чём:
Объездил много ты сторон,
Пока жила одной,
Не позабыл ли ты закон
Своей страны родной?
Я видела: не чтишь святынь,
Колен не преклонял,
Не отвечаешь ты «аминь»,
Когда поют хорал,
В святой воде не мочишь рук,
Садишься без креста,
Уж не отвергся ли ты, друг,
Спасителя Христа?
- Ложись спокойно, Анна Рэй,
И вздора не мели!
Знать, не видала ты людей
Из северной земли.
Там светит всем зелёный свет
На небе, на земле,
Из-под воды выходит цвет,
Как сердце на стебле,
И всё ясней для смелых душ
Замёрзшая звезда...
А твой ли я жених и муж,
Смотри, смотри сюда!
Она глядит и так и сяк,
В себя ей не прийти...
Сорокалетний где моряк,
С которым жизнь вести?
И благороден, и высок,
Морщин не отыскать,
Ресницы, брови и висок,
Ну, глаз не оторвать!
Румянец нежный заиграл,
Зарделася щека,
Таким никто ведь не видал
И в детстве моряка.
И волос тонок, словно лён,
И губы горячей,
Чудесной силой наделён
Зелёный блеск очей...
И вспомнилось, как много лет...
Тут... в замке... на горе...
Скончался юный баронет
На утренней заре.
Цветочком в гробе он лежал,
И убивалась мать,
А голос Аннушке шептал:
«С таким бы вот поспать!»
И лёгкий треск, и синий звон,
И огоньки кругом,
Зелёный и холодный сон
Окутал спящий дом.
Она горит и слезы льёт,
Молиться ей невмочь.
А он стоит, ответа ждёт...
Звенит тихонько ночь...
- Быть может, душу я гублю,
Ты, может, — сатана:
Но я таким тебя люблю,
Твоя на смерть жена!

Михаил Кузмин
«Форель разбивает лёд»
1927 г.
Tags: Страшные стихи на Святки
Subscribe

  • Весна в Москве

    Анатолий Никич-Криличевский (1918-1994) «Весна в Москве» 1976 г.

  • Автолавка

    Алексей Катышев (1941-2012) «Автолавка» 1970-е гг.

  • Троица Новозаветная

    Навершие иконостаса, XVII в. Государственный музей истории религии, Санкт-Петербург

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments