aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

Зимин как предтеча крокодилистов

В заключительной главе «Витязь выбирает путь» книги А.А. Зимина «Витязь на распутье» среди гневных филиппик в адрес Василия II и его приближенных встречаются и следующие:

Итак, люди из прошлого, заглянувшие в будущее, были раздавлены людьми, жившими в настоящем. Романтиков победили трезвые реалисты. Победа далеко не всегда бывает за процветающими и богатеющими. В годы Шемякиной смуты победили несчастные, задавленные нуждой мужики и хищные грабители из Государева двора. Спаянные единством своекорыстных целей, эти княжата, бояре и дети боярские мало чем отличались и от своих восточных соседей («скифы.. мы, с раскосыми и жадными очами»), и от воинственных литовцев, поработивших богатые города Украины и Белоруссии. Словно свора голодных псов с крепкими зубами, они терзали цветущие земли Руси. Разве что стоны по убитым заглушались скорбными звуками поминального звона колоколов. Свои богатства они создавали путем захвата, полона, продажи своих же соотечественников в холопство на восточных рынках.
А.А. Зимин. Витязь на распутье. М., 1991. С. 208-209

К последнему утверждению имеется ссылка, но вместо доказывающих его источников мы находим по ней следующую информацию:

В 1463-1465 гг. русские рабы ценились на генуэзском рынке по 180-195 лир при средней цене здорового молодого раба 170-187 лир, а породистого арабского коня – 250-300 лир (Heers V. Genes au XV siecle. Paris, 1961. P. 656).
Там же. С. 268

Тайну того, почему мы должны считать, что русские рабы поступали к генуэзцам от великого московского князя и его приближенных, а не от татар, подвергавших Русь в середине XV в. непрерывным набегам, А.А. Зимин унес с собой в могилу. В целом крайняя предвзятость отношения историка к Василию II в его последнем труде уже неоднократно отмечалась коллегами Зимина, например, А.А. Горским:

Относительно недавно была сформулирована гипотеза о принципиально разном отношении к Орде сторон, противоборствующих в так называемой «феодальной войне» в Московском великом княжестве второй четверти XV в. По мнению А.А. Зимина, Василий II был верным вассалом Орды, в то время как Юрий Дмитриевич «сознавал, что только в борьбе с Ордой можно добиться создания мощного единого государства», а Дмитрий Шемяка «сделал все, что в его силах, чтобы объединить русские земли и нанести решительный удар ордынским царям», «прочно держал в своих руках» «знамя борьбы с татарскими насильниками». Прозвучавшие в литературе критические оценки такого взгляда представляются вполне справедливыми. Юрий Дмитриевич – фигура, несомненно, яркая, но никакого осознания необходимости борьбы с Ордой в его деятельности не просматривается: в 1431-1432 гг. он не «поднимает знамя борьбы», а пытается получить от хана ярлык на великое княжение. Еще менее годится на роль борца с игом Дмитрий Шемяка. Воевал он с татарами всего однажды, в 1437 г. под Белевым, причем по повелению Василия II. В 1439 и 1445 г. Шемяка не помог великому князю против Улуг-Мухаммеда, после пленения Василия добивался ярлыка на великое княжение, а в 1447 г. заключил союз с Мамутяком. Василий II, напротив, много воевал как с ордой Улуг-Мухаммеда, так и с ордой Сеид-Ахмета. Оба князя соперника признавали сюзеренитет «главного царя» – до 1437 г. Улуг-Мухаммеда, позже Кичи-Мухаммеда; в этом отношении разницы между ними не было.
Прим.: Вообще противопоставление А.А. Зиминым «яркого» Шемяки «ничтожному» Василию II выглядит неубедительно. Первый не выиграл в жизни ни одной битвы (а из поражений чего стоит один Белев!). У Василия II были как военные неудачи (в том числе против татар), так и успехи; он проявил недюжинную твердость духа в тяжелых для себя условиях, будучи ослеплен и сослан. Особенно сомнительно подчеркивание А.А. Зиминым в подкрепление своего тезиса фактов отсутствия вокруг Шемяки талантливых сподвижников и наличия таковых вокруг Василия. Обычно в истории как раз яркие сподвижники окружали яркого лидера, а серые – себе подобного (сравнить хотя бы «птенцов гнезда Петрова» и брежневское Политбюро).
А.А. Горский. Москва и Орда. М., 2000. С. 149

Зимин воспевает галицких князей и их союзников – новгородцев, но как раз о новгородцах нам известно, что они не гнушались продажей взятых в плен русских людей в рабство татарам. Москвичи же не только никогда не поступали так, но и последовательно добивались возвращения захваченных в междоусобных войнах русских полонянников. Именно усилиями московских князей на Руси была полностью искоренена позорная практика продажи в рабство людей, взятых в плен в войнах между русскими княжествами. К сожалению, не могший не знать об этих обстоятельствах А.А. Зимин в своей в худшем смысле крайне политизированной последней книге доходит до утверждений, заставляющих ставить вопросы о его профессионализме как историка.
Tags: История России, Смердяковщина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments