aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Немного социал-расистского бальзама на сердце чумазым непримиряшкам

«Очевидцы оставили немало свидетельств того, что на уходящих в неизвестность транспортах [во время эвакуации Врангеля из Крыма], как никогда, резко обозначился “классовый” подход в распределении свободных мест. Касалось это, главным образом, погружённых на борта чинов армии: “Сразу бросались в глаза три категории: высшее начальство и их семьи... Полковники, штабное офицерство, штатские пшюты, всевозможных калибров предприниматели, богатые коммерсанты с семействами, банкиры и «прочая в этом роде». Вторая категория – обыкновенные жители Севастополя... мирные, запуганные обыватели-мещане, ...и, наконец, третья категория – просто военные, рассеянные и отступившие на Севастополь с фронта войсковые части...военные школы и прочая публика в этом роде”».

«Буквально на третий день пути, согласно приказу по кораблям, гражданским лицам, нижним чинам и беженцам было предписано освободить каюты и занимаемые ими кают-компании для высших чинов армии. Без особого энтузиазма, публика подчинилась приказу, грозившим ей в случае неподчинения наказанием, постепенно переместившись в проходы между каютами и наружные коридоры. Кто-то оказался на палубе; немногие счастливцы нашли себе места на медных решетках, закрывавших “кочегарки” гражданских судов».

«А когда наступала ночь и густая тьма окутывала небо, море... из кают-компаний неслось пьяное разухабистое пение цыганских романсов, и доносился до нас характерный звук вылетающих пробок из бутылок пенного шампанского. Там цыганскому пению вторил визгливый, раскатистый женский смех... Так плыли мы и “они”».

«...В Париже можно было увидеть окаменелости бюрократического мира и восковые фигуры представителей большого света в уголке яхт-клуба, перенесённого в Париж, во всём своём нетронутом виде со своими неискоренимыми навыками, с роскошными обедами, с неизжитой психологией, с протягиванием двух пальцев людям другого круга, с понятиями, не шедшими дальше того, что всё должно быть восстановлено на прежнем месте, как было, яхт-клуб, прежде всего, а всё остальное после... Когда после тонкого завтрака за чашкой кофе, с ликёрами, с коньяком, с сырами разных сортов и фруктами среди разговора о благотворительном спектакле, о литературной новинке и последней лекции Пуанкаре мимоходом обмолвятся: “Ну, что бедняга Врангель? Как, Армия еще существует! Разве не все разбежались?”».

О.Г. Гончаренко. Белоэмигранты между звездой и свастикой. М., 2005
Tags: Святые Гольштейны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments