aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Археологические следы монгольского нашествия на Русь: Владимир






Тое же зимы придоша татарове к Володимерю, месяца февраля въ 3, на память святаго Семеона, во вторник преже мясопуста за неделю. Володимерци затворишася в граде, Всеволод же и Мстиславъ бяста, а воевода Петръ Ослядюковичь. Володимерцем не отворящимся, приехаша татари к Золотым воротом, водя с собою Володимера Юрьевича, брата Всеволожа и Мстиславля. И начаша просити татарове князя великого Юрья, ест ли в граде. Володимерци пустиша по стреле на татары, и татарове тако же пустиша по стреле на Золотая ворота, и по сем рекоша татарове володимерцем: «Не стреляйте!» Они же умолчаша. И приехаша близь к воротом, и начаша татарове молвити: «Знаете ли княжича вашего Володимера?» Бе бо унылъ лицем. Всеволодъ же и Мстиславъ стояста на Золотых воротех и познаста брата своего Володимера. О умиленое виденье и слезъ достойно! Всеволодъ и Мсиславъ с дружиною своею и вси гражане плакахуся, зряще Володимера.
А татарове отшедше от Золотых воротъ, и обьехаша весь градъ, и сташа станом пред Золотыми враты на зрееме – множество вои бе-щислено около всего града. Всеволод же и Мстиславъ сжалистаси брата своего деля Володимера и рекоста дружине своей и Петру воеводе: «Братья, луче ны есть умрети перед Золотыми враты за святую Богородицю и за правоверную веру христьяньскую»; и не да воли ихъ быти Петръ Ослядюковичь…
В суботу мясопустную почаша наряжати лесы, и порокы ставиша до вечера, а на ночь огородиша тыном около всего города Володимеря. В неделю мясопустную по заутрени приступиша к городу, месяца февраля въ 7, на память святаго мученика Феодора Стратилата…
И взяша град до обеда от Золотых воротъ, у святаго Спаса внидоша по примету чересъ город, а сюде от северныя страны от Лыбеди ко Орининым воротом и к Медяным, а сюде от Клязмы к Волжьскым воротом, и тако вскоре взяша Новый град. И бежа Всеволодъ и Мстиславъ, и вси людье бежаша в Печерний городъ.
А епископъ Митрофанъ, и княгыни Юрьева съ дчерью, и с снохами, и со внучаты и прочие, княгини Володимеряя с детми, и множество много бояръ, и всего народа людий затворишася в церкви святыя Богородица. И тако огнем без милости запалени быша…
Татарове же силою отвориша двери церковныя и видеша овы огнем скончавшася, овы же оружьем до конца смерти предаша. Святую Богородицю разграбиша, чюдную икону одраша украшену златом, и серебром, и каменьемь драгым, и монастыре все и иконы одраша, а иные исекоша, а ины поимаша, и кресты честныя, и ссуды священныя, и книгы одраша, и порты блаженых первых князий, еже бяху повешали в церквах святыхъ на память собе…
И убьенъ бысть Пахоми, архимандритъ манастыря Рожества святы Богородица, да игуменъ Успеньскый, Феодосий Спасьскый, и прочии игумени, и черньци, и черници, и попы, и дьяконы от уного и до старца и сущаго младенца. И та вся иссекоша, овы убивающе, овы же ведуще босы и безъ покровенъ въ станы свое, издыхающа мразом.
Владимирская (Лаврентьевская) летопись

Безаконьнии же Измаильти приближишася къ граду, и оступиша градъ силою, и отыниша тыномь всь. И бысть на заутрье, увиде князь Всеволодъ и владыка Митрофанъ, яко уже взяту быти граду, внидоша въ церковь святую Богородицю, и истригошася вси въ образъ, таже въ скиму, от владыкы Митрофана, князь и княгыни, дчи и сноха, и добрии мужи и жены. И яко уже безаконьнии приближишася, поставивше порокы, взяша град и запалиша и огнемь, в пяток преже мясопустныя недели. И увидевше князь и владыка и княгыни, яко зажженъ бысть градъ, а людье уже огнемь кончаваются, а инии мечемь, вбегоша въ святую Богородицю и затворишася в полате. Погании же, отбивше двьри, зажгоша церковь, наволочивше леса, и издвушиша вся: ти тако скончашася, предавше душа своя Господеви.
Новгородская I летопись





Картину гибели Владимира, которую мы до сих пор знали только по русским летописям, позволяют дополнить массовые захоронения, обнаруженные при археологических раскопках города в последнее десятилетие.






Летом 2011 г. сотрудниками Владимирского областного центра археологии при ВлГУ были проведены исследования на участке строительства по ул. Златовратского, д. 1. Впервые было обнаружено массовое захоронение большого количества людей, с огромной долей вероятности погибших в результате осады города монголами в феврале 1238 г.

Захоронение было осуществлено в хозяйственной яме внутреннего двора древнерусской усадьбы, сожжённой во время взятия города. Об этом свидетельствует большое количество элементов сгоревших деревянных конструкций и зерна, также найденных в этой яме.

Общее число погребенных – не менее 50 человек. Из них не менее 36 – взрослые, возраст которых 20-25 – 40-50 лет. 13 – дети и подростки (28% от общего числа погребённых), от новорожденных (до 3 месяцев) до детей 11-12 лет. 1 – подросток возрастом от 12-15 лет. Травмы у детей сравнимы по характеру с травмами взрослых, но единственным типом травм являются переломы костей черепа. Практически все детские черепа находятся во фрагментированном состоянии.

Обращает на себя внимание половой состав – количество мужчин чуть больше (53%), чем количество женщин (47%), что косвенно подтверждает отсутствие врагов в захоронении, поскольку примерно соответствует обычной пропорции полов русского города.

Особенностью данного захоронения является практически полное отсутствие людей пожилого возраста, что отличает данное захоронение от захоронений так называемых «палеонтологических» (курганных). Анализ полученных данных позволяет заключить, что в представленной выборке также довольно обычное для Владимира тех времен соотношение взрослого и детского компонента.







Череп женщины-славянки 30-40 лет, настигнутой и убитой всадником сзади (рубленая рана)



Следует отметить, что данное захоронение характеризуется очень высоким процентом травм, не совместимых с жизнью. Характер травм позволяет однозначно интерпретировать их как полученные в результате нападения отряда вооружённых всадников.

Все травмы могут быть разделены на 2 большие группы – рубленые и колотые, нанесённые острыми предметами, и переломы костей черепа при действии тяжёлого тупого предмета. У мужчин преобладают рубленые, у женщин и детей – раны тяжёлым тупым предметом. Травмирующий предмет был небольшого диаметра (около 5-6 см), но большой разрушительной силы, по-видимому, тяжёлый, что вызывало сквозной пролом костей черепа (предположительно, булава или палица).

Обнаружены останки воина славянского антропологического типа, у которого помимо рубленого удара (саблей), не ставшего смертельным, отмечена несмертельная рана, нанесенная небольшим заостренным предметом (стрелой), а также смертельный перелом костей черепа в височной области. Череп в результате удара был разрушен до глазного яблока (см. фото внизу). Количество и характер травм воина доказывает отчаянную стойкость, упорство и героизм защитников города. Жители, похоже, понимали, что обречены, но не сдались, чтобы спасти свою жизнь.









Это череп русского воина, найденный недавно во Владимире при вскрытии санитарного захоронения времён монгольского нашествия. На черепе видны три травмы, две несмертельные – первая от стрелы, вторая от сабли, и лишь последняя, смертельная, в висок от булавы. Воин, истекая кровью, бился до конца.



У многих погребённых на черепах отмечены сразу 2 травмы, каждая из которых могла быть смертельной. Такая ситуация возможна, если практиковалось «добивание» жертвы. У детей единственным типом травм во владимирском захоронении являются переломы костей черепа.









Таким образом, можно провести реконструкцию трагических событий, следствием которых стало появление массового единомоментного захоронения в санитарных целях. Очевидно, что имело место нападение хорошо вооружённого отряда всадников (рубленные раны нанесены сверху), в задачу которого входило тотальное истребление населения.

Все останки относятся к славянскому антропологическому типу, свойственному городскому населению Владимира.

Монгольская версия нападения подтверждается (в том числе) находками большого количества уникальных наконечников стрел (стрела-вилка), использовавшихся только степняками.







Монгольская стрела-вилка







Русские стрелы







Если процесс политической деградации Владимира-на-Клязьме после 1238 г. сравнительно хорошо освещен в письменных источниках, то деструктивные социально-экономические последствия нашествия не столь очевидны. Наиболее отчетливо его негативное воздействие отразилось в прекращении в городе на несколько веков каменного строительства и стабильности границ основной городской территории (в пределах валов), сложившейся еще при Андрее Боголюбском, вплоть до XVI-XVII вв.
По имеющимся в настоящее время данным, последним домонгольским каменным строением во Владимире была церковь Воздвижения на Торгу (1218 г.). Следующей же монументальной городской постройкой стал Успенский собор Успенского (Княгинина) монастыря, датируемый началом XVI в… Первые сведения о владимирских слободах, расположенных за пределами древнерусских укреплений, относятся лишь к концу XV-XVI вв.
Результаты раскопок в «22-м квартале» позволяют сделать вывод о том, что застройка этого района после Батыева нашествия, вероятно, тяготела к главной владимирской улице – Большой. Основная же территория огромной древнерусской усадьбы, расположенной к северу от этой улицы, оставалась малозаселенной и использовалась преимущественно в сельскохозяйственных целях (вплоть до XVIII-XIX вв.). Подобная ситуация, по всей видимости, свидетельствует о катастрофическом (одномоментном) сокращении численности населения, связанном с событиями 1238 г.
Процесс дезурбанизации крупнейшего центра Северо-Восточной Руси после 1238 г. отчетливо прослеживается и по керамическому материалу, и по вещевым находкам. Содержимое материковых углублений середины XIII-XIV в. практически исчерпывается (если исключить предметы, попавшие туда из древнерусского культурного слоя) фрагментами и полными формами гончарных сосудов. Из подобных ям раскопа в «22-м квартале» происходят более 2 тыс. обломков и 4 реконструированных сосуда, с раскопа на ул. Чехова – около 1 тыс. фрагментов и 2 сосуда полного профиля. Коллекция же керамики из древнерусских ям раскопа в «22-м квартале» насчитывает более 90 тысяч фрагментов и 165 полных форм, еще около 23 тыс. обломков и 33 сосуда найдены на раскопе 1999 г. Столь очевидная количественная несоразмерность двух групп керамического материала, отложившихся в течение приблизительно равных периодов, может рассматриваться в качестве еще одного свидетельства о значительном уменьшении численности населения Владимира (во всяком случае, одного из его районов) в результате разгрома 1238 г.
На протяжении второй половины XIII в. Владимир-на-Клязьме, подвергшийся после Батыева нашествия неоднократным татарским набегам (особенно страшным оказался поход «Дюденевой рати» в 1293 г.), не смог восстановить домонгольскую численность населения, возродить тем самым свой экономический и политический потенциал. Серьезная потеря темпов исторического развития – один из важнейших результатов событий 1238 г. для несостоявшейся общерусской столицы.
Ю.Э. Жарнов. Археологические исследования во Владимире и «проблема 1238 года» // Русь в XIII веке. Древности темного времени. М., 2003. С. 48, 52, 53, 57
Tags: Дюжина ножей в спину евразийству, История России
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments