aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

Самаритяне с т.зр. иудеев 2

Основная иудейская версия происхождения самаритян представлена в девтерономической истории:

5. И поднялся царь Ассирийский на всю землю, и поднялся к Самарии, и держал её в осаде три года.
6. В девятый год Осии взял царь Ассирийский Самарию, и переселил Израильтян в Ассирию, и поселил их в Халахе и в Хаворе, при реке Гозан, и в городах Мидийских.

24. И перевёл царь Ассирийский людей из Вавилона, и из Куты, и из Аввы, и из Емафа, и из Сепарваима, и поселил их в городах Самарийских вместо сынов Израилевых. И они овладели Самариею, и стали жить в городах её.
25. И как в начале жительства своего там они не чтили Яхве, то Яхве посылал на них львов, которые умерщвляли их.
26. И донесли царю Ассирийскому, и сказали: народы, которых ты переселил и поселил в городах Самарийских, не знают закона бога той земли, и за то он посылает на них львов, и вот, они умерщвляют их, потому что они не знают закона бога той земли.
27. И повелел царь Ассирийский, и сказал: отправьте туда одного из жрецов, которых вы выселили оттуда; пусть пойдут и живут там, и он научит их закону бога той земли.
28. И пришёл один из жрецов, которых выселили из Самарии, и жил в Вефиле, и учил их, как чтить Яхве.
29. Притом сделал каждый народ и своих богов и поставил в домах высот (bet habbamot), какие устроили Самаряне, – каждый народ в своих городах, где живут они.
30. Вавилоняне сделали Суккот-Беноф, Кутийцы сделали Нергала, Емафяне сделали Ашиму,
31. Аввийцы сделали Нивхаза и Тартака, а Сепарваимцы сожигали сыновей своих в огне Адрамелеху и Анамелеху, богам Сепарваимским.
32. Также чтили и Яхве, и сделали у себя жрецов высот (kohane ḇamot) из среды своей, и они служили у них в домах высот (bet habbamot).
33. Яхве они чтили, и богам своим они служили по обычаю племён, из которых выселили их.
(4 Цар. 17, 5-6, 24-33)

Хотя прямо это не говорится, из данного рассказа можно сделать вывод, что ассирийцы осуществили полное замещение жителей Израильского царства переселенцами. Как мы увидим далее, подобное утверждение является не более чем антисамаритянской пропагандой. Из приведённого текста явствует, что девтерономическим авторам было прекрасно известно, что религия Яхве продолжает существовать в их эпоху на территории бывшего Израильского царства, и чтобы объяснить этот факт потребовалась история об обращении в неё части переселенцев из страха умерщвления львами, которых посылал Яхве (откуда происходит одно из иудейских имён для самаритян gry ’rywt – «львиные прозелиты»).

Единственным источником о количестве депортированных ок. 720 г. до н.э. израильтян являются Нимрудские призмы D и E Саргона II, в которых ассирийский царь сообщает: «Против [жителей Са]мерины, которые сговорились [и составили заговор] с царём, [враждебным] мне, чтобы не служить службу и не давать дань [Ашшуру], и которые вышли на войну, я сражался мощью великих богов, моих господ; я причислил 27 280 человек к добыче вместе с их колесницами и богами их упования (DINGIRmeš ti-ik-li-šu2-un šal-la-[ti-iš] am-nu). Я создал отряд из 200 [их] колесниц для моего царского войска. Я поселил остальных в сердце Ассирии» (4.25-41).

Из рассказа 4 Цар. 15, 19-20 следует, что ок. 740 г. до н.э. в Израильском царстве одних только «богатых людей» было 60 000. Если предположить достоверность этих цифр, ассирийской депортации подверглось не более 5% израильтян. Соответственно, примерно такую же долю составили и переселенцы в Израиль из других областей Ассирийской империи.

Утверждение девтерономистов о полной смене населения Израильского царства опровергается их собственным последующим повествованием, в частности, рассказом о религиозной реформе иудейского царя Иосии на бывшей израильской территории:

15. Также и жертвенник, который в Вефиле, высоту, устроенную Иеровоамом, сыном Наватовым, который ввёл Израиля в грех, также и жертвенник тот и высоту он разрушил, и сжёг сию высоту, истолок в прах, и сжёг ашеру.
16. И взглянул Иосия и увидел могилы, которые были там на горе, и послал и взял кости из могил, и сжёг на жертвеннике, и осквернил его по слову Яхве, которое провозгласил человек божий, предрекший события сии.
17. И сказал: что это за памятник, который я вижу? И сказали ему жители города: это могила человека божия, который приходил из Иудеи и провозгласил о том, что ты делаешь над жертвенником Вефильским.
18. И сказал он: оставьте его в покое, никто не трогай костей его. И сохранили кости его и кости пророка, который приходил из Самарии.
19. Также и все дома высот (bate habbamot) в городах Самарийских, которые построили цари Израильские, прогневляя [Яхве], разрушил Иосия, и сделал с ними то же, что сделал в Вефиле;
20. и заколол всех жрецов высот (kohane habbamot), которые там были, на жертвенниках, и сжёг кости человеческие на них, и возвратился в Иерусалим.
(4 Цар. 23, 15-20)

Этот рассказ ни словом не упоминает ни о каких ассирийских переселенцах. Из него следует, что на территории бывшего Израильского царства продолжают жить потомки его обитателей.

Ещё более ярко данное противоречие выступает в сочинении Иосифа Флавия «Иудейские древности». В отличие от 4-й книги Царств, он прямо утверждает, что ассирийский царь «переселил весь народ» (πάντα τὸν λαὸν μετῴκισεν) Израиля: «При этом Салманасар окончательно уничтожил царство Израильское, а весь народ переселил в Мидию и Персию. В числе прочих военнопленных в руки его попался также живьём и царь Осия. В Самарию и страну Израильскую Салманасар перевёл на жительство другие племена, а именно хуфейцев, называвшихся так по области Хуф, имя которой производится от персидской реки того же названия» (καὶ τὴν τῶν Ἰσραηλιτῶν ἡγεμονίαν ἄρδην ἠφάνισε καὶ πάντα τὸν λαὸν μετῴκισεν εἰς τὴν Μηδίαν καὶ Περσίδα, ἐν οἷς καὶ τὸν βασιλέα Ὠσῆν ζῶντα ἔλαβε. καὶ μεταστήσας ἄλλα ἔθνη ἀπὸ Χούθου τόπου τινός, ἔστι γὰρ ἐν τῇ Περσίδι ποταμὸς τοῦτ᾽ ἔχων τοὔνομα, κατῴκισεν εἰς τὴν Σαμάρειαν καὶ τὴν τῶν Ἰσραηλιτῶν χώραν) (Древности, 9.14.1).

Иосиф Флавий также в общих чертах повторяет девтерономический рассказ о том, как ассирийские переселенцы стали почитать Яхве: «Между тем переселённые в Самарию хуфейцы (этим именем они пользуются до сих пор вследствие прибытия своего из страны, носящей название Хуфы, находящейся в Персии, где имеется и река того же имени) принесли с собою в Самарию культ пяти отдельных божеств по числу племён и стали почитать их по своему собственному ритуалу. Этим они возбудили против себя сильнейший гнев всевышнего бога. Последний поразил их чумою, которая истребляла их во множестве, и так как они нигде не могли найти средства против этого бедствия, то им, на основании одного пророчества, пришлось прибегнуть к почитанию всевышнего, который один только мог спасти их. Ввиду этого они отправили к ассирийскому царю посольство с просьбою прислать им из числа взятых во время войны в плен израильтян нескольких священников. Когда царь исполнил их просьбу, хуфейцы научились у последних настоящему богопочитанию и стали ревностно молиться предвечному, после чего немедленно избавились от чумы. Этих обычаев хуфейцы, как они называются по-еврейски, тогда как на греческом языке они носят имя самарян, держатся ещё и поныне. Впрочем, они отличаются большим непостоянством: когда они видят, что дела иудеев идут хорошо, они называют себя их ближайшими соплеменниками и указывают на своё родство с иудеями по совместному с последними происхождению от Иосифа; если же видят, что дела иудеев пошатнулись, то уверяют, будто у них нет решительно никаких отношений к иудеям, ничего с ними ни по характеру, ни по происхождению, потому что они-де сами являются чужеземными переселенцами» (Οἱ δὲ μετοικισθέντες εἰς τὴν Σαμάρειαν Χουθαῖοι, ταύτῃ γὰρ ἐχρῶντο μέχρι δεῦρο τῇ προσηγορίᾳ διὰ τὸ ἐκ τῆς Χουθᾶ καλουμένης χώρας μεταχθῆναι, αὕτη δ᾽ ἐστὶν ἐν τῇ Περσίδι καὶ ποταμὸς τοῦτ᾽ ἔχων ὄνομα, ἕκαστοι κατὰ ἔθνος ἴδιον θεὸν εἰς τὴν Σαμάρειαν κομίσαντες, πέντε δ᾽ ἦσαν, καὶ τούτους καθὼς ἦν πάτριον αὐτοῖς σεβόμενοι παροξύνουσι τὸν μέγιστον θεὸν εἰς ὀργὴν καὶ χόλον. λοιμὸν γὰρ αὐτοῖς ἐνέσκηψεν, ὑφ᾽ οὗ φθειρόμενοι οὐδεμίαν τῶν κακῶν θεραπείαν ἐπινοοῦντες χρησμῷ θρησκεύειν τὸν μέγιστον θεόν, ὡς τοῦτο σωτήριον αὐτοῖς ὄν, ἔμαθον. πέμψαντες οὖν πρὸς τὸν Ἀσσυρίων βασιλέα πρέσβεις ἐδέοντο ἱερεῖς αὐτοῖς ὧν ἔλαβεν αἰχμαλώτων τοὺς Ἰσραηλίτας πολεμήσας ἀποστεῖλαι. πέμψαντός τε τὰ νόμιμα καὶ τὴν περὶ τὸν θεὸν τοῦτον ὁσίαν διδαχθέντες ἐθρήσκευον αὐτὸν φιλοτίμως καὶ τοῦ λοιμοῦ παραχρῆμα ἐπαύσαντο. χρώμενοί τε τοῖς αὐτοῖς ἔτι καὶ νῦν ἔθεσι διατελοῦσιν οἱ κατὰ μὲν τὴν Ἑβραίων γλῶτταν Χουθαῖοι, κατὰ δὲ τὴν Ἑλλήνων Σαμαρεῖται, οἳ πρὸς μεταβολὴν συγγενεῖς μὲν ὅταν εὖ πράττοντας βλέπωσι τοὺς Ἰουδαίους ἀποκαλοῦσιν ὡς ἐξ Ἰωσήπου φύντες καὶ τὴν ἀρχὴν ἐκεῖθεν τῆς πρὸς αὐτοὺς ἔχοντες οἰκειότητος, ὅταν δὲ πταίσαντας ἴδωσιν, οὐδαμόθεν αὐτοῖς προσήκειν λέγουσιν οὐδ᾽ εἶναι δίκαιον οὐδὲν αὐτοῖς εὐνοίας ἢ γένους, ἀλλὰ μετοίκους ἀλλοεθνεῖς ἀποφαίνουσιν αὑτούς. περὶ μὲν τούτων ἕξομεν εὐκαιρότερον εἰπεῖν.) (Древности, 9.14.3).

Однако при описании реформы Иосии он неожиданно вспоминает об «израильтянах, которым удалось избежать ассирийского плена и порабощения»: «Совершив в Иерусалиме всё рассказанное, он отправился в путешествие по стране, разрушая все святилища, сооружённые в ней царём Иеровоамом в честь иноземных божеств, и сжигая кости лжепророков на том самом жертвеннике, который первоначально соорудил Иеровоам. Это было предвозвещено пророком, явившимся к Иеровоаму, когда тот приносил жертву, и весь народ слышал, как пророк сказал, что вышеуказанное будет сделано одним из потомков рода Давидова, человеком по имени Иосия. Так оно действительно и случилось по прошествии трёхсот шестидесяти лет. После этого царь Иосия отправился и ко всем остальным израильтянам, которым удалось избежать ассирийского плена и порабощения, и стал убеждать их оставить свой греховный образ жизни и почитание иноземных богов, приглашая их вместе с тем поклониться своему родному всевышнему божеству и примкнуть к нему (Μετὰ δὲ ταῦτα ὁ βασιλεὺς Ἰωσίας πορευθεὶς καὶ πρὸς τοὺς ἄλλους τῶν Ἰσραηλιτῶν, ὅσοι τὴν αἰχμαλωσίαν καὶ τὴν δουλείαν τὴν ὑπὸ τῶν Ἀσσυρίων διέφυγον, ἀφεῖναι μὲν τὰς ἀσεβεῖς πράξεις καὶ τὰς τιμὰς τὰς πρὸς τοὺς ἀλλοτρίους θεοὺς ἐγκαταλιπεῖν ἔπεισε, τὸν δὲ πάτριον καὶ μέγιστον θεὸν εὐσεβεῖν καὶ τούτῳ προσανέχειν)» (Древности, 10.4.4-5).

Утверждению о полной смене населения Израиля противоречат также сообщения девтерономистов о браках иудейских царей в VII в. до н.э. – жена Манассии и мать Амона происходила из Ятбы (4 Цар. 21, 19), а жена Иосии и мать Елиакима (Иоакима) – из Румы (4 Цар. 23, 36). Ятба и Рума находились в Нижней Галилее, следовательно, там продолжали обитать исповедовавшие яхвизм израильтяне.

Исключительно враждебно к самаритянам (хотя само слово «самаритяне» в них и не встречается) относятся Книги Ездры и Неемии (самаритянские хроники, в свою очередь, именуют Ездру «проклятым»). Об этом свидетельствует уже употребление названия Израиль. В Книгах Ездры и Неемии Израилем являются исключительно иудеи, вернувшиеся из вавилонского плена. Книга Ездры употребляет слово Иудея как название провинции и упоминает «народ Иудеи» (Ездр. 4, 4) и «жителей Иудеи» (Ездр. 4, 6), но в большинстве случаев отождествляет религиозную общность, центром которой является Иерусалимский храм, с Израилем (Ездр. 2, 2, 59, 70; 3, 1; 6, 21; 7, 7; 8, 25, 35; 9, 1; 10, 5). В Книге Неемии примерно одинаковое количество случаев именования этой общности Иудеей (Неем. 1, 2; 4, 1, 2, 10; 5, 1, 8; 6, 6, 17; 11, 4, 25; 13, 12, 16, 17, 23) и Израилем (Неем. 1, 6; 2, 10; 7, 7, 73; 8, 1, 14, 17; 9, 1; 9, 2;10, 39; 12, 47; 13, 2). Книги Ездры и Неемии ни разу не называют северных соседей Иудеи Израилем и не упоминают никакие израильские племена.

Напомним, что ни в одном неиудейском дохристианском источнике область Иудеи со столицей в Иерусалиме не называется Израилем. Это название применяется исключительно к северному Израильскому царству со столицей Самарией, а после его падения – к потомкам его населения, т.е. к самаритянам.

Таким образом, Книги Ездры и Неемии свидетельствуют для середины V в. до н.э. о стремлении определённых кругов Иерусалимской храмовой общины закрепить имя Израиль исключительно за иудеями, пережившими вавилонское пленение. Врагами этого Израиля являются как избежавшие пленения иудеи (т.наз. «народ земли» – ‘am ha’areṣ), так и северные, восточные и южные соседи Иерусалима, во главе которых стоят противники Неемии – «Санаваллат Хоронит, Товия, Аммонитский раб, и Гешем Аравитянин» (Неем. 2, 19). Хотя в Книге Неемии эти лица именуются уничижительными кличками, в действительности они были наместниками персидских провинций, граничивших с Иудеей.

Гешем (Гашму) стоял во главе племенного объединения арабов-кедаритов, под властью которого в эту эпоху находился Эдом. Во время вавилонского завоевания Иудеи эдомитяне захватили её южную часть. От имени иудейского населения этой области Гешем, по всей видимости, и выступал в отношениях с Иерусалимом. Возле Хирбет эль-Кома между Хевроном и Лахишем был найден остракон IV в. до н.э. на арамейском языке с упоминанием храма Яхве (byt yhw), который, очевидно, обслуживал религиозные нужды иудеев Эдома.

Уже известный нам персидский наместник Самарии Санаваллат именуется в Книге Неемии «Хоронитом». Из этого следует, что он был уроженцем Верхнего или Нижнего Бет-Хорона, которые оба находились в колене Ефремовом. Соответственно, Санаваллат имел безупречную израильскую генеалогию. Этому не противоречит его аккадское теофорное имя (акк. Sin-uballaṭ «Син да даст жизнь!»), поскольку такие имена были распространены в данную эпоху и у иудеев. Такое имя носил, например, «князь Иудин» (hannaśi lihuda) Шешбацар (акк. Šamaš-abi-uṣar «Шамаш отца да хранит!»), ставший первым наместником персидской провинции Иудея. Сыновья Санаваллата Делайя и Шелемия носили яхвистские имена. На его дочери был женат сын Иоиады, сына иерусалимского великого жреца Елиашива (Неем. 13, 28), т.е. яхвистская ортодоксия Санаваллата была вне подозрений.

Товия, которого Неемия презрительно именует «аммонитским рабом» (ha‘eḇed ha‘ammoni), был наместником персидской провинции Аммон. Он сам и его сын Иоханан носили яхвистские имена. Мы не знаем, происходил ли Товия из Иудеи или из областей бывшего Израильского царства, но он в любом случае был глубоко интегрирован в иудейское общество. Товия «был зять Шехании, сына Арахова, а сын его Иоханан взял дочь Мешуллама, сына Верехия» (Неем. 6, 18). Показательно, что Неемия не высказывал никаких возражений против этих браков. Спустя примерно два столетия, в конце III в. до н.э., члены этого рода по-прежнему имели владения в Заиорданье и находились в родстве с иерусалимскими правящими кругами: Иосиф Флавий рассказывает о сыне Товии Иосифе, мать которого была племянницей первосвященника Хония (Онии II) (Древности, 12.4.2), а 2-я Маккавейская книга упоминает сына Товии Гиркана, «мужа весьма знаменитого» (2 Мак. 3, 11).

Во время своего второго приезда в Иерусалим Неемия обнаруживает, что великий жрец Елиашив сделал для Товии «комнату (niška) на дворах дома божия» (Неем. 13, 7). Возмутившись этим, Неемия выбрасывает оттуда все «вещи дома» (kəle ḇet) Товии и приказывает очистить комнаты и внести в них «вещи дома божия» (kəle ḇet ha-’elohim), хлебное приношение и ладан (Неем. 13, 8-9).

В ответ на насмешки Санаваллата и Товии Неемия молится Яхве: «Услыши, боже наш, в каком мы презрении, и обрати ругательство их на их голову, и предай их презрению в земле пленения; и не покрой беззаконий их, и грех их да не изгладится пред лицом твоим!» (Неем. 4, 4-5). Призывы к Яхве не покрывать беззакония противников и чтобы их грех не изгладился перед лицом Яхве означают, что Санаваллат и Товия молятся тому же самому богу, что и Неемия. Таким образом, эта сходная языком с Псалмами молитва представляет собой косвенное признание того, что противники Неемии являются такими же яхвистами, как и он сам.

Представленный в Книгах Ездры и Неемии конфликт отражает противостояние ограничительной и расширительной точек зрения на яхвистскую религию. Сторонники ограничительной точки зрения полагали, что народом Яхве и Израилем являются лишь иудеи, пережившие вавилонское пленение. Их противники рассматривали в качестве таковых всех потомков жителей Израильского и Иудейского царств. В конце концов, как мы знаем, победила ограничительная точка зрения, но во времена Неемии её победа далеко не была предрешена. Противники Неемии имели множество союзников даже в правящих кругах Иерусалима: «в те дни знатнейшие Иудеи много писали писем, которые посылались Товии, а Товиины письма приходили к ним, ибо многие в Иудее были в клятвенном союзе с ним… даже о доброте его они говорили при мне, и мои слова переносились к нему» (Неем. 6, 17-19). На стороне Санаваллата и Товии были иерусалимский пророк Шемаия (Неем. 6, 10-13), а также «пророчица Ноадия и прочие пророки» (Неем. 6, 14).

Показательно, что расширительная точка зрения на яхвистскую религию присутствует даже в таком позднем иудейском источнике, как 2-я книга Паралипоменон (кон. IV в. до н.э.). В противоположность девтерономическим историкам, её авторы утверждают, что после падения Израильского царства на его территории продолжают проживать потомки северных колен, исповедующие религию Яхве.

Когда иудейский царь Езекия решает после многовекового перерыва отпраздновать Пасху, он пишет «письма к Ефрему и Манассии, чтобы пришли в дом Яхве, в Иерусалим» (2 Пар. 30, 1) и рассылает приглашения «по всему Израилю, от Вирсавии до Дана» (2 Пар. 30, 5). Его гонцы объявляют: «Дети Израиля! обратитесь к Яхве, богу Авраама, Исаака и Израиля, и он обратится к остатку, уцелевшему у вас от руки царей Ассирийских» (2 Пар. 30, 6). «И ходили гонцы из города в город по земле Ефремовой и Манассииной и до Завулоновой, но над ними смеялись и издевались. Однако некоторые из колена Асирова, Манассиина и Завулонова смирились и пришли в Иерусалим» (2 Пар. 30, 10-11). Об ассирийских переселенцах рассказ не упоминает ни словом. В Иерусалим на празднование Пасхи прибывают люди из «колена Ефремова и Манассиина, Иссахарова и Завулонова» (2 Пар. 30, 18). Культовая реформа Езекии проводится не только в Иудее, но и в коленах Вениамина, Ефрема и Манассии (2 Пар. 31, 1).

Также и иудейский царь Иосия осуществляет свою культовую реформу не только в Иудее и Иерусалиме, но и «в городах Манассии, и Ефрема, и Симеона, до колена Неффалимова… по всей земле Израильской» (2 Пар. 34, 6-7). Для работ в храме Яхве левиты собирают серебро «из рук Манассии и Ефрема и всех прочих Израильтян, и от всего Иуды и Вениамина, и от жителей Иерусалима» (2 Пар. 34, 9). Когда обнаруживается книга закона, Иосия посылает вопросить о ней «за оставшихся у Израиля и за Иуду» (2 Пар. 34, 21). Пасху вместе с Иосией совершают «все Иудеи, и Израильтяне, там (т.е. в Иерусалиме) находящиеся» (2 Пар. 35, 18).

Говоря же о вавилонском завоевании Иудеи, авторы 2-й книги Паралипоменон, напротив, настойчиво подчёркивают её полное опустошение: «И переселил он (т.е. Навуходоносор) оставшихся от меча в Вавилон, и были они рабами его и сыновей его, до воцарения царя Персидского, доколе, во исполнение слова Яхве, сказанного устами Иеремии, земля не отпраздновала суббот своих. Во все дни запустения она субботствовала до исполнения семидесяти лет» (2 Пар. 36, 20-21). Таким образом, точка зрения хронистов противоположна точке зрения девтерономистов: население Израильского царства осталось в основном на своём месте, а население Иудейского царства было полностью депортировано.
Tags: ИВХ
Subscribe

  • Фонтанный дом

    В воскресенье был в музее Ахматовой в Шереметевском дворце, купил там книгу «Анна Ахматова и Фонтанный дом», прекрасно иллюстрированную, в том числе…

  • Валаам после первой советской оккупации

    Таким нашли Валаамский монастырь монахи, вернувшиеся в него после советской оккупации 1940-1941 гг. Братское кладбище…

  • Голубой отец красной дипломатии

    Члены коллегии НКИД Максим Литвинов, Георгий Чичерин и Лев Карахан. 1923 г. Георгий Васильевич Чичерин родился в 1872 г. в дворянской семье,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments