aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Самаритяне: Сихем и Гаризим в иудейском и самаритянском Пятикнижии




Горы Гаризим и Гевал и город Наблус (Сихем) между ними



По утверждению Книги Бытия, первым местом, где, придя в Ханаан, остановился Авраам (тогда ещё Аврам), был Сихем: «И взял Аврам с собою Сару, жену свою, Лота, сына брата своего, и всё имение, которое они приобрели, и всех людей, которых они имели в Харране; и вышли, чтобы идти в землю Ханаанскую; и пришли в землю Ханаанскую. И прошёл Аврам по земле сей до места Сихема (mkwm škm), до дубравы Море́. В этой земле тогда жили Хананеи. И явился Яхве Авраму, и сказал: потомству твоему отдам я землю сию. И создал он там жертвенник Яхве, который явился ему» (Быт. 12, 5-7).

Таким образом, согласно этому принимаемому как самаритянами, так и иудеями сообщению Пятикнижия, первый в Ханаане жертвенник Яхве был возведён в священном городе самаритян Сихеме, где Аврааму явился Яхве и где, таким образом, началось почитание этого бога в «земле обетованной».

Вслед за Авраамом жертвенник в Сихеме после своего возвращения от Лавана возводит Иаков: «Иаков благополучно пришёл в город Сихем (wayyaḇo ya‘qoḇ šalem ‘ir šəḵem), который в земле Ханаанской, когда пришёл из Паддан-Арама, и расположился перед городом. И купил часть поля, на котором раскинул шатёр свой, у сынов Еммора, отца Сихемова, за сто монет. И поставил там жертвенник, и назвал его “Эл – бог Израилев” (’el ’elohe yiśrael)» (Быт. 33, 18-20).

Синодальный перевод «благополучно пришёл в город Сихем» следует иудейской масоретской традиции. Самаритянская традиция (Самаритянское Пятикнижие: šlwm ‘yr škm; Самаритянский Таргум: šlm qryt škm) понимает слово šlm не как наречие («благополучно»), а как название города Шалем, и переводит данную фразу как «пришёл в Шалем, город Сихемский». В пользу данного понимания говорят соображения грамматики – в значении «благополучно» слово šlm скорее было бы употреблено с предлогом (bšlm).

Самаритянское прочтение подтверждается Септуагинтой (καὶ ἦλθεν ᾿Ιακὼβ εἰς Σαλὴμ πόλιν Σικίμων; цсл.: И прииде Иаковъ въ Салимъ градъ Сикимскъ), а также Книгой Юбилеев: «И в первый год шестой седмины поднялся он в Салим, который находится на востоке от Сихема» (Юб. 30, 1).

Шалем, в который пришёл Иаков, тождественен Шалему (в Синодальной Библии – Салиму), царём которого был Мелхиседек, встретивший Авраама (Аврама) после его победы над четырьмя царями: «И Мелхиседек, царь Салимский, вынес хлеб и вино, – он был жрец Эла Вышнего (’el ‘elyon), – и благословил его, и сказал: благословен Аврам от Эла Вышнего, творца (qone) неба и земли; и благословен Эл Вышний, который предал врагов твоих в руки твои. И дал [Аврам] ему десятую часть из всего» (Быт. 14, 18-20).

Евсевий Кесарийский со ссылкой на (Псевдо-)Евполема передаёт традицию, согласно которой встреча Авраама с Мелхиседеком состоялась в храме на горе Гаризим: «Он (т.е. Авраам) также был принят как гость в святилище города Аргаризин, что означает Гора Всевышнего, и получил дары от Мелхиседека, который был жрецом бога и царём» (ξενισθῆναί τε αὐτὸν ὑπὸ πόλεως ίερὸν Ἀργαριζὶν, ὃ εἶναι μεθερμηνευόμενον ὄρος ὑψίστου· παρὰ δὲ τοῦ Μελχισεδὲκ ἱερέως ὄντος τοῦ θεοῦ καὶ βασιλεύοντος λαβεῖν δῶρα) (Евсевий Кесарийский. Подготовка к Евангелию, 9.17).

Отождествление Шалема из Быт. 14, 18 с Шалемом, в который приходит Иаков в Быт. 33, 18, устраняет из Пятикнижия единственное – даже косвенное и предположительное – упоминание о Иерусалиме.

В своей предсмертной речи, произносимой на равнинах Моавитских к востоку от Иордана, Моисей приказывает народу Израиля: «Когда введёт тебя Яхве, бог твой, в ту землю, в которую ты идёшь, чтоб наследовать её, тогда произнеси благословение на горе Гаризим, а проклятие на горе Гевал: вот они за Иорданом, по дороге к захождению солнца, в земле Ханаанеев, живущих на равнине, против Галгала, близ дубравы Море́ (mrh)» (Втор. 11, 29-30). В Самаритянском Пятикнижии в этом отрывке имеется уточняющее дополнение: «близ дубравы Море́ напротив Сихема (mwr’ mwl škm)». Такое же дополнение mwl škm присутствует в обеих версиях 10-й заповеди Самаритянского Декалога (в Исх. 20, 17 и Втор. 5, 21).

В рассказе о жертвоприношении Авраама Яхве приказывает ему: «возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа (hmryh) и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой я скажу тебе» (Быт. 22, 2). Поздняя иудейская традиция (2 Пар. 3, 1) отождествляет Морию с горой Сион. В Самаритянском же Пятикнижии этот топоним пишется как hmwrh и, таким образом, отождествляется с дубравой Море́ в Сихеме.

Завершив изложение законов для Израиля, Моисей возвращается к вопросу благословения и проклятия: «Сии должны стать на горе Гаризим, чтобы благословлять народ, когда перейдёте Иордан: Симеон, Левий, Иуда, Иссахар, Иосиф и Вениамин; а сии должны стать на горе Гевал, чтобы произносить проклятие: Рувим, Гад, Асир, Завулон, Дан и Неффалим» (Втор. 27, 12-13).

Перед этим Моисеем были даны указания об установке камней с написанным на них законом и жертвенника Яхве:

2. И когда перейдёте за Иордан, в землю, которую Яхве, бог твой, даёт тебе, тогда поставь себе большие камни и обмажь их известью;
3. и напиши на них все слова закона сего, когда перейдёшь, чтобы вступить в землю, которую Яхве, бог твой, даёт тебе, в землю, где течёт молоко и мёд, как говорил тебе Яхве, бог отцов твоих.
4. Когда перейдёте Иордан, поставьте камни те, как я повелеваю вам сегодня, на горе Гевал, и обмажьте их известью;
5. и устрой там жертвенник Яхве, богу твоему, жертвенник из камней, не поднимая на них железа;
6. из камней цельных устрой жертвенник Яхве, бога твоего, и возноси на нём всесожжения Яхве, богу твоему,
7. и приноси жертвы мирные, и ешь там, и веселись пред Яхве, богом твоим;
8. и напиши на камнях все слова закона сего очень явственно.
(Втор. 27, 2-8)

Удивление в этом требовании вызывает то, что камни и жертвенник должны быть установлены на горе Гевал, которая дважды (Втор. 11, 29 и 27, 13) обозначается как гора проклятия, а не на горе благословения – Гаризиме. Именно последнюю вместо Гевала указывает во Втор. 27, 4 Самаритянское Пятикнижие (включая «Самаритикон» – его перевод на греческий язык, фрагменты которого сохранились в «Гекзаплах» Оригена). Помимо соображений здравого смысла, в пользу самаритянского варианта свидетельствует ряд древних текстов – хранящаяся в Лионе рукопись Vetus Latina (in monte Garzin), фрагмент Втор. 27, 4b-6 кон. II в. – нач. I в. до н.э. из Кумрана (bhrgrzym), греческий папирус Giessen 19 (погиб в 1945 г., но сохранились фотографии) (εν αργαρ[ι]ζιμ) и папирусный фрагмент кон. I в. до н.э. – нач. I н.э. из Масады (hrgrzy[m]). На этих основаниях Гевал в масоретском тексте Втор. 27, 4 надлежит признать поздним иудейским исправлением.

Ещё одним примечательным расхождением между масоретским и самаритянским текстами Книги Второзакония является форма глагола «выбирать» в тех случаях, когда речь идёт о выборе места для жертвенника Яхве (Втор. 12, 5, 11, 14, 18, 21, 26; 14, 23, 24, 25; 15, 20; 16, 2, 6, 7, 11, 15, 16; 17, 8, 10; 18, 6; 26, 2; 31, 11). Масоретский текст утверждает, что Яхве его «выберет» (ybḥr), а самаритянский – что он его уже «выбрал» (bḥr). Большинство рукописей Септуагинты поддерживают масоретское чтение (ἐκλέξηται). С самаритянской версией согласны некоторые рукописи Септуагинты, Vetus Latina и бохайрский и коптский переводы. Влияние Самаритянского Пятикнижия на последние менее правдоподобно, чем позднейшая гармонизация основных версий Септуагинты с масоретским текстом, поэтому более вероятно, что самаритянское чтение является изначальным.

Законодательство о жертвеннике в 12-й главе Книги Второзакония следует непосредственно за упоминанием Гаризима во Втор. 11, 29, поэтому самаритяне считают данное законодательство относящимся именно к жертвеннику на этой горе. Оно строго оговаривает возможность существования только одного жертвенника Яхве. Ему прямо противоречит масоретский текст законодательства в 20-й главе Книги Исхода, который допускает существование множества жертвенников: «Сделай мне жертвенник из земли и приноси на нём всесожжения твои и мирные жертвы твои, овец твоих и волов твоих; на всяком месте (bkl hmqwm), где я положу память (’zkyr) имени моего, я приду к тебе и благословлю тебя. Если же будешь делать мне жертвенник из камней, то не сооружай его из тёсаных» (Исх. 20, 24-25).

В Самаритянском Пятикнижии вместо «на всяком месте (bkl hmqwm), где я положу память (’zkyr) имени моего» говорится: «на том месте (bmqwm), где я положил память (’zkrty) имени моего». Как и в Книге Второзакония, выбор места для жертвенника Яхве у самаритян уже сделан, а не предстоит в отдалённом будущем, как у иудеев, и жертвенник этот, как и в Книге Второзакония, один. Хотя прямо это не сказано, но очевидно, что его «местом» (mqwm) является «место Сихем» (mkwm škm), где жертвенник Яхве возвёл уже Авраам (Быт. 12, 6).

Наиболее значительным собственно самаритянским добавлением в текст Пятикнижия является присутствующий в обоих текстах Декалога (Исх. 20, 17 и Втор. 5, 21) самаритянский вариант 10-й заповеди, который со всей определённостью устанавливает гору Гаризим как единственное законное место для жертвенника Яхве:

whyh ky yby’k yhwh ’lhyk ’l ’rṣ hkn‘ny ’šr ’th b’ šmh lršth
Когда введёт тебя Яхве, бог твой, в землю Ханаанеев, в ту землю, в которую ты идёшь, чтоб овладеть ею,
whqmt lk ’bnym gdlwt wšdt ’tm bšyd wktbt ‘l h’bnym ’t kl dbry htwrh hz’t
тогда поставь себе большие камни и обмажь их известью и напиши на камнях сих все слова закона сего.
whyh b‘brkm ’t hyrdn tqymw ’t h’bnym h’lh ’šr ’nky mṣwh ’tkm hywm bhrgryzym
Когда перейдёте Иордан, поставьте камни те, которые я повелеваю вам сегодня, на горе Гаризим.
wbnyt šm mzbḥ lyhwh ’lhyk mzbḥ ’bnym l’ tnyp ‘lyhm brzl
И устрой там жертвенник Яхве, богу твоему, жертвенник из камней, не поднимая на них железа.
’bnym šlmwt tbnh ’t mzbḥ yhwh ’lhyk wh‘lyt ‘lyw ‘lwt lyhwh ’lhyk
Из камней цельных устрой жертвенник Яхве, бога твоего, и возноси на нём всесожжения Яхве, богу твоему,
wzbḥt šlmym w’klt šm wšmḥt lpny yhwh ’lhyk
И приноси жертвы мирные, и ешь там, и веселись перед Яхве, богом твоим.
hhr hhw’ b‘br hyrdn ’ḥry drk mbw’ hšmš b’rṣ hkn‘ny hyšb b‘rbh
Гора эта за Иорданом, по дороге к захождению солнца, в земле Ханаанеев, живущих на равнине,
mwl hglgl ’ṣl ’lwn mwr’ mwl škm
Против Галгала, близ дубравы Море́, против Сихема.

Данный текст представляет собой компиляцию из Втор. 11, 29, Втор. 27, 2-7 и Втор. 11, 30 с небольшими добавлениями (выделены курсивом). Согласно данным текстологии, наиболее вероятным временем составления 10-й заповеди самаритян является рубеж II-I вв. до н.э., т.е. она, по всей видимости, стала ответом на разрушение Иоанном Гирканом I самаритянского храма на горе Гаризим ок. 110 г. до н.э. Если хасмонейский правитель рассчитывал, что уничтожение этого храма приведёт к признанию самаритянами главенства Иерусалима, то он ошибался: в действительности раскол между иудеями и самаритянами стал ещё значительнее.

Упомянем в заключение свидетельство Книги Иисуса Навина о существовании в Сихеме храма Яхве. Накануне своей смерти Иисус Навин призывает к себе представителей еврейского народа: «И собрал Иисус все колена Израилевы в Сихем и призвал старейшин Израиля и начальников его, и судей его, и надзирателей его, и они предстали перед богом (lip̄ne ha-’elohim)» (Нав. 24, 1). С Израилем заключается завет и ему даются постановления и закон: «И вписал Иисус слова сии в книгу закона божия (torat ’elohim), и взял большой камень и положил его там под дубом, который подле святилища Яхве (miqdaš yhwh)» (Нав. 24, 26).

Самаритяне не признают иудейскую Книгу Иисуса Навина, но одна из их хроник, в окончательном виде составленная на основании более древних текстов в XIV в. на арабском языке, в целом воспроизводит те же события и условно именуется «Самаритянской Книгой Иисуса Навина».

Как мы видим, изменения в Пятикнижие в своих интересах вносили как самаритяне, так и иудеи. Наиболее значительным изменением со стороны самаритян была собственная 10-я заповедь о святости горы Гаризим в обоих вариантах Декалога, со стороны иудеев – замена Гаризима на Гевал во Втор. 27, 4.

Если мы рассмотрим Пятикнижие без позднейших иудейских и самаритянских поправок, то в споре между иудеями и самаритянами оно оказывается определённо на стороне самаритян. Сихем – это место, где началось почитание Яхве в Ханаане, где возводили жертвенники Авраам и Иаков, где во времена Иисуса Навина находилось святилище Яхве. Гора Гаризим является горой благословения, на ней при вступлении Израиля в Ханаан были установлены камни с написанным на них законом и построен жертвенник, на котором впредь должны были приноситься жертвы Яхве. При этом Иерусалим и Сион в Пятикнижии не упоминаются ни разу (во всяком случае, под своими именами).

Даже если мы будем рассматривать масоретский текст Пятикнижия (или Шестикнижия, учитывая Книгу Иисуса Навина) с позднейшими иудейскими вставками, он всё равно будет свидетельствовать о правоте самаритян. В этой связи закономерной оказывается канонизация иудеями Пророческих книг, которые в определённом смысле могут рассматриваться как своего рода попытка в споре с самаритянами дезавуировать Пятикнижие в пользу Иерусалима и Сиона.
Tags: ИВХ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments