aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

...

Сегодня вторая годовщина трагической гибели Георгия Гачева – одного из самых замечательных современных исследователей этнопсихологии. В его лице я нахожу редкий пример нерусского по происхождению человека, к чьему мнению о русских я с интересом прислушиваюсь. Взять хотя бы эти глубокие наблюдения из его «Русского Эроса»:

Что же остается? И прежде всего женщине?.. Вот тут уж путей несколько. Один – перестать уповать на сгущенность и напор, и острую радость, но растечься, разползтись так же, как и свет, – ровным неопределенным маревом – нежности, жалости; и тогда женщина русская, белобрысая красавица: красивая, глаза озерные – как русалка, завораживающая северная красавица, но водяная она – холодноватая, кровь рыбья. Она тоже «светит, но не греет» –
Как эта глупая луна
На этом глупом небосклоне –
такова Ольга в «Евгении Онегине».
Но Ольга – низменный, бытовой вариант белотелой русской красавицы. В ее возвышенном типе – это «лебедь белая», «сама-то величава, выступает словно пава», «а во лбу звезда горит»: светлоокая она – и уводит душу в северную космическую бесконечность, отрывает от узкой земности – и, именно видя такую красавицу, замерзают русские ямщики в метелях среди степей: цепенеют и, завороженные, к ней уносятся, так же, как и поэт Блок – вслед за снежными девами. Это – русский вампир. Если юго-западная женщина-вампир (Клеопатра, Тамара…) загрызает плоть мужскую и пьет его кровь – это бешеное разъяренное лоно, – то русская озерноглазая красавица завораживает так, «что не можно глаз отвести» – и свету божьего больше не взвидишь, т.е. действует через глаз и свет, пронзает лучом и приковывает, цепенит – и руки опускаются, и ничего делать не хочется и невозможно – только о ней думать, глаза ее видеть – и так смерть наступает: через душу пронзенную и плоть, как тряпка, заодно уволакивается.
Другой путь для Эроса – и одновременно тип русской женщины – это уход вглубь, под пресс тянучей жизни, угнетение, долготерпение, сосредоточение – и катастрофический взрыв с разметанием все и вся. Это Татьяна Ларина, Катерина в «Грозе» Островского, Анна Каренина. Эти, как правило, полагаю, черноглазы. А в русском космосе среди рассеянного света и белизны особенно потрясающе наткнуться на блестящий черный глаз: если здесь Эрос выжил – значит, страшная в нем сила взрыва затаена. В галке на снегу увидел Суриков архетип страстной женщины в России (боярыни Морозовой). В ней и страшная сила – раз одно пятно жизни соперничает с саваном смертным – но и начало темное, злотворное и трагическое. Недаром эти женщины одновременно, как правило, и бледны и худощавы (тогда как русская женщина первого типа – «лебедь белая» – полнотела и румяна, и глаза голубые: ней Эрос равномерно растекся ровным теплом). А в этой эротический огнь ушел с поверхности тела, оттянулся от кожи – зато в самую душу, святая святых проник, там порохом затаился – и только в глазах умеющему видеть о себе знак подал. Никто – ни она сама – об этой своей силе не знает: рядом с откровенной красотой Ольги о Татьяниной страстности лишь по косвенным признакам можно судить. Недаром Татьяна любит русскую зиму, снега и свет – это в ней потребность остужать внутренний огнь, просветлять хаос – говорит.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments