aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Зороастрийское влияние на культ Иерусалимского храма: штаны и алтарь огня

Народам Ближнего Востока в доперсидскую эпоху штаны не были известны. Это касается и евреев, включая еврейских жрецов. Наследием этой ранней эпохи является содержащийся в Книге Исход запрет подниматься по ступеням на жертвенник для совершения жертвоприношений. Указав Израилю соорудить ему жертвенник из земли или камня, Яхве устами Моисея требует: «…Не всходи по ступеням к жертвеннику моему, дабы не открылась на нём нагота твоя (‘erwatəḵa)» (Исх. 20, 26). Подобный запрет имел смысл только в том случае, если он касался иудейских жрецов, не имеющих штанов.

Однако в Еврейской Библии 5 раз встречается требование к иудейским жрецам при совершении священнодействий обязательно быть одетыми в штаны (евр. miḵnəsim). 4 раза такое требование содержится в Пятикнижии (все соответствующие тексты происходят из Жреческого источника) и ещё 1 раз – в поздней части Книги пророка Иезекииля, возникшей, как признаётся большинством современных исследователей, в кругах иерусалимского жречества персидской эпохи.

Приказав Моисею поставить Аарона и его сыновей жрецами ему, Яхве требует: «И сделай им штаны (miḵnəsim) льняные для прикрытия телесной наготы (bəśar ‘erwa), от чресл до голеней (Септ.: καὶ ποιήσεις αὐτοῖς περισκελῆ λινᾶ καλύψαι ἀσχημοσύνην χρωτὸς αὐτῶν· ἀπὸ ὀσφύος ἕως μηρῶν ἔσται), и да будут они на Аароне и на сынах его, когда будут они входить в шатёр собрания, или приступать к жертвеннику для служения во святилище, чтобы им не навести на себя греха и не умереть. Это устав вечный для него и для потомков его по нём» (Исх. 28, 42-43).

В данном тексте выражение «для прикрытия телесной наготы (bəśar ‘erwa)» (Исх. 28, 42) представляет собой явную фразеологическую и смысловую перекличку с уже встречавшимся нам в более раннем тексте выражением «дабы не открылась на нём (т.е. на жертвеннике) нагота твоя (‘erwatəḵa)» (Исх. 20, 26).

Указание «это устав вечный (ḥuqqat ‘olam) для него и для потомков его по нём» (Исх. 28, 42-43) предполагает, что речь идёт о нововведении, которого раньше не было. Данное предположение подтверждается использованием сходного выражения «в роды ваши устав вечный (ḥuqqat ‘olam)» при установлении нового праздника Опресноков (Исх. 12, 17), а также при запрещении впредь совершать действия, которые совершались раньше (Лев. 17, 7; Числ. 18, 21-24). Все данные свидетельства происходят из Жреческого источника.

Жреческие штаны упоминаются в Пятикнижии ещё 3 раза: «И сделали для Аарона и для сыновей его… штаны (miḵnəsim) льняные из кручёного виссона» (Исх. 39, 28); «Пусть жрец… наденет на тело своё льняные штаны (miḵnəsim) и снимет пепел от всесожжения» (Лев. 6, 10); «Вот с чем должен входить Аарон во святилище [в день искупления]: … штаны (miḵnəsim) льняные да будут на теле его» (Лев. 16, 3-4). Ещё раз, как упоминалось, они встречаются в Книге пророка Иезекииля. Говоря о службе жрецов во внутреннем дворе храма у жертвенника и в самом храме, Яхве устами пророка требует: «Штаны (miḵnəsim) на чреслах их должны быть также льняные» (Иез. 44, 18).

Итак, Жреческий источник Пятикнижия и поздняя часть Книги пророка Иезекииля вводят ранее не существовавшее требование к иудейским жрецам во время совершения священнодействий быть одетыми в штаны. Оба эти документа датируются персидской эпохой. Как уже говорилось, до прихода персов в VI в. до н.э. штаны ближневосточным народам известны не были. Этот вид одежды впервые появился на рубеже II и I тыс. до н.э. в среде кочевых иранцев южнорусских степей и был принесён на Ближний Восток в ходе их экспансии мидянами и персами.

На рельефах ахеменидского времени в штанах изображаются представители либо иранских народов (мидяне, скифы, согдийцы, хорезмийцы, бактрийцы и пр.), либо народов, испытавших сильное иранское влияние (армяне и каппадокийцы). Поселившись в Эламе, персы приняли в быту местный эламский костюм, однако их воины и священники продолжали носить иранскую одежду, включая штаны. Отсюда можно заключить, что штаны в качестве одежды для священнодействий были приняты иудейскими жрецами в ахеменидскую эпоху по примеру зороастрийских священников.




Изображение священника зороастрийской Церкви на золотой пластинке ахеменидской эпохи из Амударьинского клада


Происхождение еврейского слова miḵnəsim «штаны» не вполне ясно (от мишн.-евр. kns «собирать» или nkns «входить»?). Любопытно, что Саадия Гаон (Х в.) в своём переводе Пятикнижия на арабский передаёт его персидским заимствованием sr’wyl (= sarāwīl – «ломаное» мн.ч. от ед.ч. sirwāl). Это слово используется (в арамейской форме sarbal) уже Еврейской Библией в Книге пророка Даниила (II в. до н.э.) в рассказе о трёх иудейских отроках при дворе Навуходоносора: «Тогда мужи сии связаны были в исподнем (sarbalehon) и верхнем платье своём, в головных повязках и в прочих одеждах своих, и брошены в печь, раскалённую огнём» (Дан. 3, 21); «И, собравшись, сатрапы, наместники, военачальники и советники царя усмотрели, что над телами мужей сих огонь не имел силы, и волосы на голове не опалены, и одежды их (sarbalehon) не изменились, и даже запаха огня не было от них» (Дан. 3, 27).

Арамейское слово sarbal должно восходить к не засвидетельствованному в источниках др.-перс. *salavāra (> ср.-перс. šalwār), от которого также происходит русское слово «шаровары». По всей видимости, этим термином назывались более широкие иранские штаны, известные по парфянским скульптурам со II в. до н.э.




Статуя знатного парфянина (II в. до н.э. – II в. н.э.)


Ещё одним свидетельством в пользу иранского происхождения штанов иудейских жрецов является сообщение Иосифа Флавия, который называет их заимствованным греками у персов словом ἀναξυρίδας: «Для священнослужителей были сделаны особые облачения, притом одни для всех тех, которые носят название хаанеев (khny’), и особенно для первосвященника, именующегося аравархом (khn’ rb’), что означает архиерея. Общее для всех прочих священнослужителей облачение было следующее: всякий раз, как иерей приступал к богослужению, он очищался сообразно ритуальному постановлению и затем для начала надевал так называемый менахасен (евр. miḵnəsim), что означает повязку и представляет сделанные из сученого виссона панталоны для нижней части тела; их и надевали на ноги, как панталоны (ἀναξυρίδας), и они доходили до половины тела, оканчиваясь у бедер, над которыми они крепко стягивались» (Иудейские древности. 3, 7, 1).

Геродот при описании похода Ксеркса называет тем же словом штаны персов: «Принимали же участие в походе следующие народности: прежде всего персы, которые были одеты и вооружены вот как. На головах у них были так называемые тиары (мягкие шапки), а на теле – пёстрые хитоны с рукавами из железных чешуек наподобие рыбьей чешуи. На ногах персы носили штаны (ἀναξυρίδας)» (История. 7, 61).

Показательно, что сразу же за требованием о ношении иудейскими жрецами штанов в Лев. 6, 10 следует требование о непрерывном поддержании огня на жертвеннике: «Огонь на жертвеннике пусть горит, не угасает; и пусть жрец зажигает на нём дрова каждое утро, и раскладывает на нём всесожжение, и сожигает на нём тук мирной жертвы; огонь непрестанно (tamid) пусть горит на жертвеннике и не угасает» (Лев. 6, 12-13). Поскольку еврейское слово tamid может означать регулярность, но не обязательно непрерывность, для указания именно на последний смысл дважды повторяется фраза «пусть не угасает».

Описание Книги Левит проецирует иудейскую культовую практику эпохи Второго храма в легендарные времена странствия евреев по пустыне. О том, что огонь постоянно поддерживался на жертвеннике, стоявшем во внутреннем дворе исторического храма, сообщает ряд талмудических текстов. Для этой цели в середине поверхности жертвенника находилась большая груда золы, именовавшаяся tappuaḥ «яблоко» (m. Tamid 2:2). После разрушения Второго храма продолжением этой практики является именуемая «вечным огнём» (nar tamid) лампада, постоянно горящая в каждой синагоге перед ковчегом, в котором хранятся свитки Торы.

Алтарь Второго храма в Иерусалиме был трёхступенчатым. Это можно заключить уже из Книги пророка Иезекииля. Как упоминалось, её последние части возникли в среде иерусалимского жречества персидской эпохи. В число этих частей входят видение поля сухих костей (Иез. 37, 1-14), пророчество о двух жезлах (Иез. 37, 15-28), пророчество о Гоге и Магоге (Иез. 38-39) и видение нового храма (Иез. 40-48). Описание жертвенника эсхатологического храма (Иез. 43, 13-17), по всей видимости, в какой-то степени отражает исторические реалии персидского времени. Согласно этому описанию, жертвенник состоял из трёх ярусов – «малого выступа» (‘azara qəṭanna), «большого выступа» (‘azara gədola) и собственно жертвенника (har’el). Талмудические тексты также говорят, что жертвенник Второго храма состоял из трёх ступеней, и жрецы по пандусу поднимались на его вершину, где постоянно горел огонь.




Алтарь огня в Пасаргадах


Непрерывно горящий огонь (пехл. ātaxš <ī> hamēšag-sōz) является обязательной принадлежностью зороастрийского алтаря. Самый ранний образец такого алтаря известен в Пасаргадах – городе, построенном Киром Великим в качестве столицы своей империи. Датируемый правлением этого царя алтарь представляет собой трёхступенчатое сооружение с лестницей с одной стороны, на вершине которого постоянно поддерживался священный огонь. Учитывая, что, если верить Езд. 1, 1-2, Второй храм в Иерусалиме был построен по приказу Кира как дом «бога небесного», под которым в документах персидской эпохи мог пониматься Ахурамазда, алтарь в Пасаргадах мог послужить прямым прообразом для иерусалимского жертвенника.
Tags: ИВХ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments