aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

А знаете ли вы, что

Греческие философы своим внешним обликом подражали спартанцам. Это касалось как длинных волос и бород, которые они отпускали, так и их одежды. Греческие философы одевались в спартанский плащ из грубой тонкой ткани (трибому) и спартанские сандалии на тонкой подошве (гаплы), а в руках носили спартанский посох (бактерион). Основоположником этой моды в Афинах стал Сократ. Именно ее осмеивает в «Птицах» Аристофан, говоря о том, как «Лакедемоном бредили афиняне, Не мылись и не брились, бородатыми Сократами расхаживали с палками».


Реконструкция облика спартанского царя Агесилая (слева), одетого в трибому и гаплы и держащего в руке бактерион

Однако при всей своей лаконофилии Сократ всегда оставался пламенным патриотом своей афинской родины и защищал ее в том числе и с оружием в руках – в сражениях при Потидее в 432 г., при Делии в 424 г. и при Амфиполе в 422 г. в ходе Пелопоннесской войны между Афинами и Спартой. Диоген Лаэртский сообщает о нем: «Он занимался телесными упражнениями и отличался добрым здоровьем. Во всяком случае он участвовал в походе под Амфиполь, а в битве при Делии спас жизнь Ксенофонту, подхватив его, когда тот упал с коня. Среди повального бегства афинян он отступал, не смешиваясь с ними, и спокойно оборачивался, готовый отразить любое нападение. Воевал он и при Потидее (поход был морской, потому что пеший путь закрыла война); это там, говорят, он простоял, не шевельнувшись, целую ночь, и это там он получил награду за доблесть, но уступил ее Алкивиаду».
О том же говорит Платон в «Пире» устами Алкивиада: «Все это произошло еще до того, как нам довелось отправиться с ним в поход на Потидею и вместе там столоваться. Начну с того, что выносливостью он превосходил не только меня, но и вообще всех. Когда мы оказывались отрезаны и поневоле, как это бывает в походах, голодали, никто не мог сравниться с ним выдержкой… Точно так же и зимний холод – а зимы там жестокие – он переносил удивительно стойко, и однажды, когда стояла страшная стужа и другие либо вообще не выходили наружу, либо выходили, напялив на себя невесть сколько одежды и обуви, обмотав ноги войлоком и овчинами, он выходил в такую погоду в обычном своем плаще и босиком шагал по льду легче, чем другие обувшись. И воины косо глядели на него, думая, что он глумится над ними... А хотите знать, каков он в бою? Тут тоже нужно отдать ему должное. В той битве, за которую меня наградили военачальники, спас меня не кто иной, как Сократ: не захотев бросить меня, раненого, он вынес с поля боя и мое оружие, и меня самого… Особенно же стоило посмотреть на Сократа, друзья, когда наше войско, обратившись в бегство, отступало от Делия. Я был тогда в коннице, а он в тяжелой пехоте. Он уходил вместе с Лахетом, когда наши уже разбрелись. И вот я встречаю обоих и, едва их завидев, призываю их не падать духом и говорю, что не брошу их. Вот тут-то Сократ и показал мне себя с еще лучшей стороны, чем в Потидее, – сам я был в меньшей опасности, потому что ехал верхом. Насколько, прежде всего, было у него больше самообладания, чем у Лахета. Кроме того, мне казалось, что и там, так же как здесь, он шагал, говоря твоими, Аристофан, словами, “чинно глядя то влево, то вправо”, то есть спокойно посматривал на друзей и на врагов, так что даже издали каждому было ясно, что этот человек, если его тронешь, сумеет постоять за себя, и поэтому оба они благополучно завершили отход».
В частности, поэтому меня не устают веселить поклонники Ницше, повторяющие бредовые измышления своего учителя о «декадентстве» Сократа. Вряд ли можно найти личность, более далекую от декадентства, чем Сократ, и более близкую к нему, чем Ницше.
Tags: Любомудрие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment