aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Тора и Персия




Персидский царь Артаксеркс I – Б-г, даровавший иудеям Тору
(рельеф на гробнице царя в Накше Рустам)


Исходной точкой для обсуждения вопроса о роли персидских властей в появлении на свет иудейского Пятикнижия или Торы – т.наз. «персидской имперской санкции» (Persische Reichsautorisation) являются свидетельства самой Еврейской Библии. Книга Ездры цитирует указ персидского царя Артаксеркса I на арамейском языке, обращённый к жрецу Ездре, назначенному своего рода «уполномоченным по делам иудеев», который, в частности, гласит: «Ты же, Ездра, по премудрости бога твоего, которая в руке твоей, поставь правителей и судей (šap̄ṭin wədayyanin), чтоб они судили (daynin) весь народ Заречья – всех знающих законы (date) бога твоего, а кто не знает, тех учите. Кто же не будет исполнять закон (data) бога твоего и закон (data) царя, над тем немедленно пусть производят суд, на смерть ли, или на изгнание, или на денежную пеню, или на заключение в темницу» (Езд. 7, 25-26).

Книга Неемии сообщает об обнародовании Ездрой этих законов в Иерусалиме: «…Собрался весь народ, как один человек, на площадь, которая перед Водяными воротами, и сказали книжнику Ездре, чтобы он принес книгу закона (tora) Моисеева, который заповедал Яхве Израилю. И принёс жрец Ездра закон (tora) перед собрание мужчин и женщин, и всех, которые могли понимать, в первый день седьмого месяца; и читал из него на площади, которая перед Водяными воротами, от рассвета до полудня, перед мужчинами и женщинами и всеми, которые могли понимать; и уши всего народа были приклонены к книге закона (tora)» (Неем. 8, 1-3).

Прежде чем продолжить разговор о происхождении Пятикнижия нам надлежит немного вернуться назад во времени – к моменту окончания Вавилонского пленения иудеев. Библейская Книга Ездры содержит четыре текста, представляемые как личные указы персидских царей, а именно указ Кира Великого на еврейском языке (Езд. 1, 2-4), его же указ на арамейском языке (Езд. 6, 2-5) и указы Дария I (Езд. 6, 6-12) и Артаксеркса I (Езд. 7, 12-26) также на арамейском языке. В настоящее время общепризнано, что окончательные тексты данных указов появились в раннеэллинистическую эпоху. В пользу этого свидетельствует как их содержание (о котором подробнее будет сказано ниже), так и их язык. Издание персидским царём указа на еврейском языке невероятно, а три арамейских указа имеют черты послеахаменидского арамейского языка (такие как местоимение dy вместо ахеменидского zy, местоименные окончания имён -kwn и -hwn вместо ахеменидских -km и -hm и др.). При этом большинство исследователей склонны считать, что в определённой степени они всё-таки отражают подлинные документы персидской эпохи.

Первым из этих документов является евреоязычный указ Кира Великого, которым открывается Книга Ездры:

1. В первый год Кира, царя персидского, во исполнение слова Яхве из уст Иеремии, возбудил Яхве дух Кира, царя персидского, и он повелел объявить по всему царству своему, словесно и письменно:
2. «Так говорит Кир, царь персидский: все царства земли дал мне Яхве, бог небесный (’elohe haššamayim), и он повелел мне построить ему дом (bayit) в Иерусалиме, что в Иудее.
3. Кто есть из вас, из всего народа его, – да будет бог его с ним, – и пусть он идёт (wəya‘al) в Иерусалим, что в Иудее, и строит дом Яхве, бога Израилева, того бога (ha-’elohim), который в Иерусалиме.
4. А все оставшиеся во всех местах, где бы тот ни приселился (gar), пусть помогут ему жители места того серебром и золотом и иным имуществом, и скотом, с доброхотным даянием (nədaḇa) для дома божия (bet ha-’elohim), что в Иерусалиме».
(Езд. 1, 1-4)

Помимо языка этого текста его еврейское происхождение выдают упоминания Яхве, Иерусалима и Иудеи, именование Яхве «богом Израилевым» (ни в персидских, ни в греко-римских текстах дохристианской эпохи Иудея и иудеи никогда не именуются Израилем) и в целом пристальное внимание к иудейским делам, невероятное со стороны правителя Персидской империи. Об историческом зерне данного документа свидетельствуют термин «бог небесный» (евр. ’elohe haššamayim – перевод арам. ’elah šəmayya) и достоверное отражение в нём политики Кира Великого по возвращению пленённых вавилонянами народов в их родные земли и восстановлению их религиозных культов.

Главным источником информации об этой политике являются собственные заявления персидского царя, донесённые до нас Цилиндром Кира: «Из [Шуанны (Вавилона)] в город Ашшур и Сузы, в Аккад, в землю Эшнунны, в город Замбан, в город Ме-Турну, в Дер, вплоть до границы земли гутиев, в святилища по ту сторону реки Тигр, которых жилища ранее были разрушены, богов, что в них жили, на их место я (т.е. Кир) вернул и сделал для них постоянные жилища. Я собрал всех их жителей и вернул в их поселения, и богов земли Шумера и Аккада, которых Набонид к ярости господа богов перенёс в Шуанну (Вавилон), я по слову Мардука, великого господа, в целости возвратил в их обители, в жилища, любезные сердцу» (ЦК 30-34).

Подробнее о восстановлении храма в Иерусалиме говорит второй (арамеоязычный) указ Кира:

2. И найден в Екбатане в крепости (birta), которая в области Мидии, один свиток, и в нём написано так: Памятка (dkrwnh):
3. В первый год царя Кира царь Кир дал повеление о доме божием (bet ’elaha) в Иерусалиме: «Пусть строится дом на том месте, где приносят жертвы, и пусть будут положены прочные основания для него; вышина его в шестьдесят локтей, ширина его в шестьдесят локтей;
4. рядов из камней больших три, и ряд из дерева один; издержки же пусть выдаются из царского дома.
5. Да и сосуды дома божия, золотые и серебряные, которые Навуходоносор вынес из храма Иерусалимского и отнёс в Вавилон, пусть возвратятся и пойдут в храм Иерусалимский, каждый на место своё, и помещены будут в доме божием».
(Езд. 6, 2-5)

Согласно Книге Ездры, на указ Кира откликнулись главы домов Иуды и Вениамина, жрецы, левиты и другие иудеи, выразившие готовность вернуться в Иудею и восстановить Иерусалимский храм. По приказу персидского царя его сокровищехранитель (gizbar) Митридат передал «князю Иудину» (hannaśi lihuda) Шешбацару сосуды, которые Навуходоносор взял из храма Яхве в Иерусалиме и принёс в Вавилон: «И вот число их: блюд золотых (’agarṭəle zahaḇ) тридцать, блюд серебряных (’agarṭəle ḵesep̄) тысяча, ножей (maḥalap̄im) двадцать девять, чаш золотых (kəp̄ore zahaḇ) тридцать, чаш серебряных (kəp̄ore ḵesep̄) двойных четыреста десять, других сосудов тысяча…» (Езд. 1, 9-10).

Любопытно, что названия сосудов ’agarṭal, maḥalap̄ и kəp̄or больше в Еврейской Библии не встречаются (за исключением последнего, которое упоминается также в Езд. 8, 27 и 1 Пар. 28, 17) и не имеют семитской этимологии. По всей видимости, они являются иноязычными заимствованиями (иранизмами?). В данный текст они могли попасть из современного событиям списка храмовой утвари.

Работы по восстановлению Иерусалимского храма вызвали противодействие соседей иудеев, которые написали царю донос о том, что иудеи восстанавливают Иерусалим, чтобы отложиться от Персии. В результате этих интриг работы над храмом были остановлены до второго года царя Дария (I), когда под влиянием пророков Аггея и Захарии они возобновились. В ответ на это Иерусалим посетили представители персидских властей во главе с наместником Заречья Таттенаем (Фафнаем). После их обращения к Дарию с просьбой выяснить, действительно ли царь Кир давал разрешение на восстановление храма в Иерусалиме, в персидском царском архиве был обнаружен приведённый выше арамеоязычный указ Кира. За этим последовал собственный указ Дария:

6. Итак, Фафнай, наместник Заречья (paḥat ‘aḇar-nahara), и Шефар‐Бознай, с сотрудниками вашими (kənawatəhon) афарсахеями, которые в Заречье, – удалитесь оттуда.
7. Не останавливайте работы при сем доме божием; пусть иудейский наместник (paḥat yehudaye) и иудейские старейшины строят сей дом божий на месте его.
8. И от меня даётся повеление о том, чем вы должны содействовать старейшинам тем иудейским в построении того дома божия, и именно: из имущества царского – из подати Заречья – немедленно берите и давайте тем людям, чтобы работа не останавливалась;
9. и сколько нужно – тельцов ли, или овнов и агнцев, на всесожжения богу небесному (’elah šəmayya), также пшеницы, соли, вина и масла, как скажут жрецы Иерусалима, пусть будет выдаваемо им изо дня в день без задержки,
10. чтоб они приносили жертву, приятную богу небесному (’elah šəmayya), и молились о жизни царя и сыновей его.
11. Мною же даётся повеление, что если какой человек изменит это определение, то будет вынуто бревно из дома его, и будет поднят он и повешен на нём, а дом его за то будет обращён в развалины.
12. И бог, который положил там своё имя, да низложит всякого царя и народ, который простёр бы руку свою, чтобы изменить сие ко вреду этого дома божия в Иерусалиме. Я, Дарий, дал это повеление; да будет оно в точности исполняемо».
(Езд. 6, 6-12)

Как и все другие указы персидских царей в Книге Ездры, этот указ Дария несёт в себе явные следы иудейского авторства, наиболее ярким из которых является девтерономическая идея о том, что «бог положил там (т.е. в Иерусалимском храме) своё имя» (welaha di šakkin šəmeh tamma) (Езд. 6, 12). Однако само утверждение о том, что Дарий разрешил иудеям закончить строительство их храма, звучит вполне правдоподобно в свете известной нам религиозной политики этого персидского царя. О такой политике мы знаем, в частности, из надписи на наофорной (т.е. держащей в руках божницу с изображением Осириса) статуе египетского сановника Уджагорреснета, хранящейся в музее Ватикана.




Наофор Уджагорреснета (ок. 515 г. до н.э.)


Уджагорреснет был начальником египетского флота при фараонах XXVI династии, а после завоевания Египта персами стал приближённым царей Камбиза и Дария I. С разрешения Камбиза он восстановил храм богини Нейт в тогдашней административной столице Египта Саисе: «Я обратился с просьбой в присутствии величества царя Верхнего и Нижнего Египта Камбиза по поводу чужеземцев всяких, которые поселились в храме Нейт, чтобы изгнать их оттуда, чтобы дать храму Нейт быть во всём его великолепии, как он был издревле. Приказал его величество изгнать чужеземцев всяких, [которые по]селились в храме Нейт, разрушив дома их всякие, нечистоту их всякую, которая в храме этом. Когда они сами вынесли [свои вещи все] за стену храма этого, приказал его величество, чтобы был очищен храм Нейт, возвращены все люди его в него. ...жречество храма. Приказал его величество приносить жертвы Нейт великой, матери бога, и богам, находящимся в Саисе, как это было издревле. Приказал его величество [проводить (?)] праздники их всякие и празднества их всякие, как делалось издревле… Сделал его величество полезное всё в храме Нейт, установил он давание возлияний для владыки вечности внутри усадьбы Нейт, подобно тому как (это) делали цари все издревле… Я установил жертвы для Нейт великой, матери бога, сообразно с тем, что приказал мне его величество, навечно. Сделал я памятники для Нейт, владычицы Саиса, (снабдив их) вещами всякими добрыми…».

При Дарии Уджагорреснет был командирован из Элама в Египет, чтобы восстановить там медицинско-религиозные учреждения, именуемые «Домами жизни»: «Приказал величество царя Верхнего и Нижнего Египта Дарий – да живёт он вечно, – чтобы я вернулся в Египет, когда его величество был в Эламе, – вот он царь великий нагорий всех и правитель великий Египта, – чтобы установить палат(ы) Дом(ов) жизни, творящие врачевание, после того как они пришли в упадок. Несли меня чужеземцы из нагорья в нагорье, доставив меня в Египет согласно тому, что приказал владыка Обеих Земель. Действовал я согласно тому, что приказал мне его величество. Снабдил я их (то есть палаты) персоналом их всяким из детей мужей, причём не было детей черни там. Отдал я их под руку знающего вещи всякого, чтобы [научить] (?) их работе их всякой. Приказал его величество дать им вещи всякие добрые, чтобы они делали работу свою всякую, (и) я снабдил их полезным (для) них всем, потребным (для) них всем, сообразно с записями, подобно тому как они были прежде. Сделал его величество это, потому что он знал полезность мастерства этого, чтобы оживить страждущих всяких, чтобы установить имя богов всех, храмы их, жертвы их, проведение праздников их вечно» (перевод О.Д. Берлева, цит. по: Хрестоматия по истории Древнего Востока. М., 1963. С. 166-167).

Благосклонное отношение Дария к богам покорённых народов и их святилищам распространялось, по всей видимости, и на иудеев. Книга Ездры утверждает, что восстановление Иерусалимского храма завершилось в 6-й год правления этого царя (Езд. 6, 15), т.е. ок. 516 г. до н.э. После этого в наших источниках по истории провинции Иудея наступает перерыв примерно в полстолетия – до правления персидского царя Артаксеркса I (465-424 гг. до н.э.).

Согласно Книге Неемии, в 20-й год своего правления (т.е. ок. 445 г. до н.э.) этот царь назначил наместником (peḥa) Иудеи знатного иудея Неемию. Неемия жил в «крепости (bira) Шушан», т.е. в одной из столиц Персидской империи Сузах, и служил царским виночерпием (mašqe) (Неем. 1, 11). Любопытно, что занимающий такую должность человек был обязан строго соблюдать зороастрийские законы обрядовой чистоты, и это может иметь прямое отношение к заботе об обрядовой чистоте, которая неоднократно выражается в Книге Неемии.

Брат Неемии Ханани приносит ему весть о бедственном положении Иерусалима, стены которого остаются разрушенными, а ворота сожжёнными. Поражённый этим, Неемия проводит несколько дней в посте и молитвах богу небесному (’elohe haššamayim) за Израиль. В месяце Нисане в 20-й год царя Артаксеркса он подаёт царю вино и, будучи спрошен о причине своей печали, объясняет её. В ответ на это Артаксеркс посылает Неемию в Иудею с поручением отстроить Иерусалим, снабдив его письмами к наместникам (paḥawot) Заречья на свободный проезд и к хранителю царского парка (pardes) Асафу о снабжении древесиной (Неем. 1-2). Несмотря на разнообразные сложности Неемия успешно справляется со своей задачей и в течение 12 лет (с 20-го по 32-й год правления Артаксеркса) занимает должность персидского наместника Иудеи (Неем. 5, 14).

Предполагается, что первой административной столицей персидской (как до неё вавилонской) провинции Иудея была Мицпа (Массифа), а после восстановления Неемией Иерусалима она была перенесена в этот город (согласно альтернативной точке зрения, Иудея сначала входила в состав персидской провинции Самария, а ок. 445 г. была выделена в отдельную провинцию со столицей в Иерусалиме).

Книга Ездры утверждает, что в 7-й год своего правления (т.е. ок. 458 г. до н.э.) тот же Артаксеркс I направил из Вавилона в Иерусалим жреца и «искусного книжника в законе Моисеевом» Ездру в сопровождении жрецов, левитов, певцов, привратников и нефинеев, чтобы «учить (ləlammed) Израиль закону и правде (ḥoq umišpaṭ)» (Езд. 7, 10). Тут же цитируется «список письма» (paršegen hanništəwan), т.е. указ на арамейском языке, который Артаксеркс дал Ездре:

12. Артаксеркс, царь царей, Ездре жрецу, писцу закона бога небесного (sap̄ar data di-’elah šəmayya) искусному, вот,
13. От меня дано повеление, чтобы в царстве моём всякий из народа Израилева и из жрецов его и левитов, желающий идти в Иерусалим, шёл с тобою.
14. Так как ты посылаешься от царя и семи советников его, чтобы обозреть (или управить: ləḇaqqara ‘al) Иудею и Иерусалим по закону (dat) бога твоего, находящемуся в руке твоей,
15. и чтобы доставить серебро и золото, которое царь и советники его пожертвовали богу Израилеву, которого жилище (miškəneh) в Иерусалиме,
16. и всё серебро и золото, которое ты соберёшь во всей области Вавилонской, вместе с доброхотными даяниями от народа и жрецов, которые пожертвуют они для дома бога своего, что в Иерусалиме;
17. поэтому немедленно купи на эти деньги волов, овнов, агнцев и хлебных приношений к ним и возлияний для них, и принеси их на жертвенник дома бога вашего в Иерусалиме.
18. И что тебе и братьям твоим заблагорассудится сделать из остального серебра и золота, то по воле бога вашего делайте.
19. И сосуды, которые даны тебе для служб в доме бога твоего, поставь пред богом Иерусалимским.
20. И прочее потребное для дома бога твоего, что ты признаешь нужным, давай из дома царских сокровищ.
21. И от меня, царя Артаксеркса, даётся повеление всем сокровищехранителям, которые за рекою: всё, чего потребует у вас Ездра жрец, писец закона бога небесного (sap̄ar data di-’elah šəmayya), немедленно давайте:
22. серебра до ста талантов, и пшеницы до ста ко́ров, и вина до ста батов, и до ста же батов масла, а соли без обозначения количества.
23. Всё, что повелено богом небесным (’elah šəmayya), должно делаться со тщанием для дома бога небесного (bet ’elah šəmayya); дабы не было гнева на царство, царя и сыновей его.
24. И даём вам знать, чтобы ни на кого из жрецов или левитов, певцов, привратников, нефинеев и служащих при этом доме божием не налагать ни подати, ни налога, ни пошлины.
25. Ты же, Ездра, по премудрости бога твоего, которая в руке твоей, поставь правителей и судей (šap̄ṭin wədayyanin), чтоб они судили (daynin) весь народ Заречья – всех знающих законы (date) бога твоего, а кто не знает, тех учите.
26. Кто же не будет исполнять закон (data) бога твоего и закон (data) царя, над тем немедленно пусть производят суд, на смерть ли, или на изгнание, или на денежную пеню, или на заключение в темницу.
(Езд. 7, 12-26)

Как и другие приведённые указы персидских царей, этот указ Артаксеркса содержит ряд фантастических деталей, выдающих руку поздних еврейских авторов (огромные суммы пожертвований Иерусалимскому храму, право Ездры ставить правителей и судей по всему Заречью и т.д.), но утверждение о роли персидских властей во введении местного (в данном случае иудейского) законодательства звучит правдоподобно, поскольку подобная роль засвидетельствована и другими источниками.

Так, на оборотной стороне египетской Демотической хроники сохранились фрагменты письма, которое Дарий I ок 519 г. до н.э. направил своему сатрапу в Египте, с приказом доставить к нему в Сузы «мудрых из числа воинов, жрецов и писцов», чтобы собрать и записать «законы фараона, храмов и воинов», которые действовали в Египте до его завоевания персами («от 44-го года Амасиса до того дня, когда Камбиз стал владыкой Египта»). Эта кодификация египетских законов длилась 22 года и закончилась в 495 г. до н.э. Вероятно, царь внёс в них необходимые изменения и одобрил, после чего они были записаны демотическим и «ассирийским» (т.е. арамейским) письмом (М.А. Дандамаев, В.Г. Луконин. Культура и экономика древнего Ирана. М., 1980. С. 135-136).

О работе Дария I над законодательным обустройством Египта упоминает также Диодор Сицилийский: «Шестым, кто обратил внимание на законы египтян, был отец Ксеркса Дарий. Дело в том, что он возненавидел то бесчестие, что было учинено в египетских храмах в правление царствовавшего до него Камбиза, и возревновал о жизни кроткой и благочестивой» (ἕκτον δὲ λέγεται τὸν Ξέρξου πατέρα Δαρεῖον τοῖς νόμοις ἐπιστῆναι τοῖς τῶν Αἰγυπτίων· μισήσαντα γὰρ τὴν παρανομίαν τὴν εἰς τὰ κατ’ Αἴγυπτον ἱερὰ γενομένην ὑπὸ Καμβύσου τοῦ προβασιλεύσαντος ζηλῶσαι βίον ἐπιεικῆ καὶ φιλόθεον) (Историческая библиотека, 1.95.4) (перевод А.Г. Алексаняна и Д.В. Мещанского).

Ещё одной любопытной параллелью к сообщению Книги Ездры является т.наз. «Летоонская трилингва» – стела, найденная в 1973 г. при раскопках храма в Летооне близ Ксанфа в Ликии. На трёх сторонах стелы приведены тексты на трёх языках – ликийском (41 строка), греческом (35 строк) и арамейском (27 строк), посвящённые учреждению нового культа двух ликийских божеств. Стела датирована 1-м годом царя Артаксеркса (если, как считает большинство исследователей, имеется в виду Артаксеркс IV, то это примерно 337 г. до н.э.). Расположенные по бокам сходные ликийский и греческий тексты излагают решение общины Ксанфа, а расположенный на лицевой стороне арамейский текст представляет собой утверждение этого решения персидским сатрапом Пиксодаром:

«В месяце Сиване первого года царя Артаксеркса в крепости (byrt’) Ксанфа Пиксодар сын Гекатомна, сатрап (ḥštrpn’) в Карии и Ликии, сказал: Господа Ксанфа решили поставить жертвенник (?) богу Кавния kndwṣ и его спутнику (knwth). И они назначили жрецом (kmr’) Симия сына kdwrs. И господа Ксанфа дали богу kndwṣ дом. И каждый год город будет давать серебро, полторы мины. Этот жрец будет приносить в жертву в начале месяца овцу богу kndwṣ. И каждый год он будет приносить в жертву быка. И решено, что принадлежащее ему будет освобождено [от налога]. Этот закон написал собственник имущества (?) (dth dk ktb zy mhḥsn). И если кто-либо отнимет у бога kndwṣ или у жреца то, что обещано, да отнимут бог kndwṣ и его спутник [его самого]. И кто отнимет [что-либо] у богов Лето, Артемиды, ḥštrpty и других, да взыщут эти боги [это] с него» (KAI, s. 78).




Летоонская трилингва в музее турецкого города Фетхие


Данный текст подтверждает, что закон местной общины в религиозной сфере санкционировался персидскими имперскими властями. Любопытно, что такой закон называется тем же заимствованным из персидского в арамейский словом dth (data), которое неоднократно употребляется и в указе Артаксеркса I (Езд. 7, 12, 14, 21, 25-26).

Преобразование (или создание) персидской провинции Иудея со столицей в Иерусалиме должно было потребовать упорядочивания её гражданско-религиозного законодательства. Из Вавилона Ездра приносит с собой не просто набор устных законодательных норм, а «книгу закона» (sep̄er tora) (Неем. 8, 1, 3, 5, 8, 18 и др.). Параллелизм евр. sop̄er bətorat moše («писец закона Моисеева») в Езд. 7, 6 и арам. sap̄ar data di-’elah šəmayya («писец закона бога небесного») в Езд. 7, 12 свидетельствует, что для автора Книги Ездры слова data и tora являются синонимами. В Неем. 9, 6-37 воспроизводится содержание чтения из «книги закона» (sep̄er tora) (Неем. 9, 3), соответствующее содержанию книг Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие, т.е. под tora в Книгах Ездры и Неемии (а тем самым и под data в указе Артаксеркса) примерно имеется в виду в целом Тора (Пятикнижие), как она известна в настоящее время.

Принесённый им из Вавилона закон Ездра официально представляет населению провинции Иудея в присутствии персидского наместника Неемии (Неем. 8, 9) в Иерусалиме: «…Собрался весь народ, как один человек, на площадь, которая перед Водяными воротами, и сказали книжнику Ездре, чтобы он принес книгу закона Моисеева, который заповедал Яхве Израилю. И принёс жрец Ездра закон перед собрание мужчин и женщин, и всех, которые могли понимать, в первый день седьмого месяца; и читал из него на площади, которая перед Водяными воротами, от рассвета до полудня, перед мужчинами и женщинами и всеми, которые могли понимать; и уши всего народа были приклонены к книге закона» (Неем. 8, 1-3).

От иудеев, в частности, требуется, чтобы они начали соблюдать праздник Кущей, который они последний раз якобы соблюдали когда-то в своём легендарном прошлом – в дни Иисуса Навина (Неем. 8, 17). И в целом закон для иудейского народа является чем-то новым и непонятным, потому что требует тщательного разъяснения: «…И левиты поясняли (məḇinim) народу закон, между тем как народ стоял на своём месте. И читали из книги, из закона божия (torat ha-’elohim), внятно (məp̄oraš), и присоединяли толкование (wəśom śeḵel), и помогали понять (wayyaḇinu) прочитанное» (Неем. 8, 7-8).

Из сказанного следует, что Тора (Пятикнижие) была установлена в качестве закона для иудеев в середине V в. до н.э. по приказу персидского царя Артаксеркса I.
Tags: ИВХ, Религиозная история, Яхвизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments